Топоров — Ностратика, глоссогенетика, этимология философов и поэтов

Топоров В. Н. НОСТРАТИКА, ГЛОССОГЕНЕТИКА, ЭТИМОЛОГИЯ ФИЛОСОФОВ И ПОЭТОВ (Топоров В. Н. Исследования по этимологии и семантике. - Т. I: Теория и некоторые частные ее приложения. - М., 2004. - С. 52-54) I. В течение четверти века ностратика определилась как особая отрасль сравнительно-исторического языкознания и в отношении ведущих принципов и в отношении основной массы конкретных результатов. Решив многие лингвистические задачи, она в ходе своего развития выдвинула новые задачи - как общего характера, так и весьма конкретные. Фундамент здания заложен, первые этажи возведены и уже заселены, строительство продолжается, но все это как бы внутреннее, домашнее дело ностратики. II. Тем не менее ностратикой (и тут не надо быть пророком) неизбежно должны заинтересоваться и извне. Определять всех "внешних", кому было бы полезно учесть результаты ностратических исследований, нет смысла, но две области все-таки заслуживают упоминания в этой связи - на наших глазах интенсивно формирующаяся глоссогенетика и получающая статус некоего неоспоримого и самодостаточного принципа философская и мифопоэтичсская этимология, которая и по отбору исследуемых слов и по самой цели исследования заслуживает названия "онтологической", ибо вся она обращена к сущему и сути. Общее между этими двумя областями именно в ориентации на суть, в интересе к основе - как она возникает и складывается (исторический аспект) и как она устроена и функционирует (логический аспект). Глубинная связь исторического и логического опознается в их общих корнях, в органике "креативности" - некогда, в начале сотворенного и постоянно воспроизводимого, вечно творимого.

Читать далее

Новые типы ошибок в письменной речи

В. В. Шаповал НОВЫЕ ТИПЫ ОШИБОК В ПИСЬМЕННОЙ РЕЧИ (Русский язык в школе. - 2009. - № 9. - С. 76-83) Компьютеризация всей нашей жизни и, в частности, школы приводит к тому, что заметно меняется и техника создания текста. Появляются новые способы работы с русским языком в его письменной форме, а также новые техники автоматического распознавания и формы хранения текстов. Все это пока не столь заметно сказывается на ежедневной работе учителя русского языка, но все же и в этой сфере деятельности словесника видны значительные перемены. Часто приходится оценивать тексты, напечатанные на компьютере, руководить авторами докладов и рефератов по русскому языку и литературе и порой консультировать школьников, пишущих творческие работы по другим предметам. В связи с этим возникает необходимость познакомиться и с теми новыми типами ошибок, которые прежде либо не занимали значительного места в письменных работах учащихся, либо не так давно еще не существовали вообще. В традиционной классификации ошибочных написаний наряду с орфографическими ошибками, которые представляют собой результат нарушения определенных закономерностей, всегда выделялся незначительный в количественном отношении вид неправильных написаний, называемых Описками. Они не проверяются правилами, их нужно просто заметить и исправить. Понятно, что написание Позъезд вместо Подъезд является результатом невнимательности. Точнее говоря, побочным и нежелательным последствием внутреннего диктанта, опережающего работу руки. Неслучайно по-латыни описки называются Lapsus calami - 'оплошности пера'. Иногда близки по последствиям к опискам ошибки прочтения, с которыми часто имеют дело редакторы текстов.

Читать далее

Словарь как гипертекст и аспекты лексикографической критики

И. И. Иванов СЛОВАРЬ КАК ГИПЕРТЕКСТ И АСПЕКТЫ ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКОЙ КРИТИКИ (Филологические традиции в современном литературном и лингвистическом образовании. - Вып. 8. Т. 1. - М., 2009. - С. 233-237) Общий тезис о дефиците источниковедческого обеспечения практической лексикографии вряд ли нуждается в особых аргументах в связи с общим состоянием дел в лингвистическом источниковедении (см. [4: 3-4]). Для решения вопроса об аспектах лексикографической критики требуется уяснить, что словарь - это текст особого рода. С одной стороны, имеет место формальная линейность текста словаря и его единство, которые обусловлено авторскими представлениями о цельности и выделимости объекта описания. Единство объективно задано алфавитным и или иным порядком словарных статей, формой словаря как книги. Словарь можно читаться от доски до доски, хотя это и самобытный способ. Приходится констатировать, что качества хорошего, грамотного и надежного словаря и, например, "подлинность" художественного текста [7: 54] или информативная ценность исторического документа [3: 127], которые являются целью критики в других отраслях науки об источниках, не совпадают. Источниковедение и текстология предоставляют в наше распоряжение богатый инструментарий, применение которого не может быть автоматически перенесено на лексикографические тексты и требует определенного отбора в соответствии с аспектами критики словарей. С другой стороны, корпус словаря имеет признаки гипертекста, которые проявляются в ряде признаков: а) известной самостоятельности и законченности словарных статей, в) наличии внутренних отсылок между статьями, в) известной изолированности и внутренней самостоятельности подсистем фонетических, грамматических и орфографических данных, толкований, этимологических справок, речевых примеров и т. д. Читатель словаря может избирать бесконечное число маршрутов, и это доказывает, что линейность словаря - лишь условность представления материала. Напряжение между этими свойствами словаря как текста и гипертекста снимается на уровне словарной статьи. Она и является основной единицей при источниковедческой критике словаря. Еще один важный вопрос, возникающий при определении аспектов источниковедческой критики, является вопрос о разграничении первичных и вторичных источников. Словарь, отдельная словарная статья, примитивная маргинальная или внутритекстовая глосса - все это образцы лексикографического жанра. С точки зрения их коммуникативной направленности, все они являются метаязыковыми высказываниями, то есть суждениями о языке, высказанными при помощи языка. Поэтому крайне важно для критики учитывать вторичность этих источников. Первичными источниками словарные описания быть не могут по своей природе. Это всегда результат некоторого обобщения, анализа, конденсации первичных источников: примеров употребления описываемого слова. Описание слова должно в идеале сообщать читателю: (1) как слово произносится, пишется, (2) к какой части речи принадлежит (и, если изменяется, то какие еще формы имеет), (3) какие оно имеет лексические значения (включая коннотативный аспект), (4) желательны примеры употребления, особенно типичные и устойчивые контексты. Для слова ограниченного употребления очень важно указать: (5) место, (6) время и (7) социальную среду, в которой слово (было) употребительно. Кроме того, для полного осознания места словарных раритетов в системе русской лексики важно знать: (8) историю их употребления и фиксации в словарях (коль скоро нет возможности проследить историю их устного бытования), (9) этимологию слова и этапы адаптации, если это заимствование (поскольку очень часто других географических привязок у нас нет) и (10) словообразовательную активность (коль скоро нет возможности определить частоту их употребления). Критика словарных описаний редкого слова призвана ответить на два вопроса: 1. Достаточно ли непротиворечивы свидетельства источников для того, чтобы на их основании говорить о существовании такого слова. 2. Достаточно ли полны свидетельства источников, чтобы на их основании судить о звучании, значении, грамматической характеристике и т. п. Апофеозом неполноты и противоречивости лексикографического описания является словарная статья, фиксирующая "мнимое слово". В ряде случаев можно предполагать, что автор словаря не располагал адекватным материалом для описания слова или понял этот материал неадекватно. В таких случаях появляются условия для возникновения в словаре описания мнимого слова. Кроме
термина мнимое слово, для этого феномена используются также: ложное слово, слово-призрак [1: 222, 425], "призрачное" слово [2] и др. Описанные В. И. Чернышевым "темные" слова русского языка, отнесенные им к разделу IV, также могут быть признаны мнимыми словами, судя по его комментарию: "темные, часто бессмысленные слова являются следствием ошибочного чтения источников, неточной записи слышанного или искаженной еще до чтения передачи слов на письме и печати" [9: 313-317]. Мнимые слова ныне изучаются во многих языках. Немало спорных фиксаций встречается в словарях и других описаниях диалектной лексики. Некоторые из них возникли вследствие неправильной разбивки элементов рукописной фиксации на отдельные буквы. Так, например, следующая словарная статья обращает на сеья внимание наличием редкого соседства согласных Шб (место ударения показано подчеркиванием): "Сташбосить, Сов., перех. Украсть. Нижегор., 1877" [8-41: 98] представляется результатом неправильного прочтения записи типа *СТЕЛИБОСИТЬ. Ср.: "Стелебесить, Сов., перех. Украсть что-л. Уж, верно, что-нибудь стелебесил. Сиб.

Читать далее

Л. Н. Толстой. «Война и мир» История создания романа «Война и мир» (продолжение)

Л. Н. Толстой. "Война и мир" История создания романа "Война и мир"

(продолжение)

В чем суть этого последовательно развивавшегося замысла, почему, начав с 1856 года, Толстой пришел к 1805? В чем суть этой временной цепочки: 1856 - 1825 -1812 -1805? 1856 год для 1863, когда начата работа над романом, - современность, начало новой эпохи в истории России. В 1855 году умер Николай I. Его преемник на престоле - Александр II - амнистировал декабристов, позволил им вернуться в центральную Россию. Новый государь готовил реформы, которые должны были коренным образом преобразовать жизнь страны (главная из них - отмена крепостного права). Итак, задумывается роман о современности, о 1856 годе. Но это современность в историческом аспекте, ибо декабризм возвращает нас к 1825 году, к восстанию на Сенатской площади в день принесения присяги Николаю I. Более 30-ти лет прошло с того дня - и вот чаяния декабристов, хотя и частично, но начинают сбываться, дело их, за которое три десятилетия они провели в тюрьмах, "каторжных норах" и на поселениях - живо. Какими глазами увидит обновляющееся Отечество декабрист, на тридцать с лишним лет с ним расставшийся, выведенный из активной общественной жизни, знавший реальную жизнь России николаевской лишь издали? Кем покажутся ему нынешние реформаторы - сыновьями? последователями? чужаками? Любые исторические произведения - если это не элементарная иллюстрация и не стремление безнаказанно фантазировать на историческом материале - пишутся, для того чтобы глубже понять современность, отыскать и осознать истоки дня сегодняшнего. Именно поэтому Толстой, вдумываясь в суть происходящих на его глазах перемен, в будущее, ищет их истоки, ибо понимает, что воистину эти новые времена начались не вчера, но много раньше. Итак, от 1856 года к 1825. Но ведь восстание 14 декабря 1825 года тоже не начало: это лишь исход - и трагический исход! - декабризма. Как известно, образование первой организации декабристов, "Союза Спасения", относится к 1816 году. Для того чтобы создать тайное общество, будущим его членам необходимо было выносить и сформулировать общие "протесты и надежды", увидеть цель и осознать, что достичь ее можно, лишь объединившись. Следовательно, и 1816 год - не исток. И тогда все концентрируется на 1812 годе - начале Отечественной войны. Общепринятая точка зрения на истоки декабризма известна: победив "непобедимого Наполеона", пройдя пол-Европы в освободительном походе, познав военное братство, которое превыше чинов и сословных перегородок, русское общество вернулось к той же лживой, извращенной государственной и социальной системе, что была и до войны. И лучшие, наиболее совестливые, смириться с этим не смогли. Этот взгляд на истоки декабризма поддерживает и известное высказывание одного из декабристов: "Мы были дети двенадцатого года..." Однако и этот взгляд на восстание декабристов из 1812 года не кажется Толстому исчерпывающим. Слишком элементарна, подозрительно проста для него эта логика: победили Наполеона - осознали свою силу - увидели свободную Европу - вернулись в Россию и ощутили необходимость перемен. Не явной исторической последовательности событий ищет Толстой, а философского осмысления истории, познания ее законов. И тогда начало действия романа переносится в 1805 год - в эпоху "восхождения" Наполеона и проникновения в русские умы "наполеоновской идеи". Это и становится для автора той точкой отсчета, в которой сконцентрированы все противоречия декабристской идеи, на многие десятилетия определившей ход российской истории.

Читать далее

Смирнов — Міф як дискурс

А. В. Смирнов МІФ ЯК ДИСКУРС (Змісти міфу: міфологія в історії й культурі. Збірник на честь 90-летия професори М.

И. Шахновича. - Спб.

, 2001) 1. Однієї з найважливіших особливостей міфу є його здатність організовувати мислення. У цьому випадку ми рассмотриваем поняття міфу стосовно до первісного мислення. Міф у такому аспекті, за аналогією з К. Леви-Стросом, ми будемо називати не міфом, а Міфом. До характеристик Міфу можна віднести його статичність (тобто відсутність розвитку протягом тривалих історичних періодів) і замкнутість (неможливість впливу на нього зовнішніх «» факторів, щообурюють,).

Читать далее

Творчество Никола Буало

В литературе зрелого классицизма творчеству и личности Буало принадлежит особое место. Его друзья и единомышленники — Мольер, Лафонтен, Расин — оставили непревзойденные образцы ведущих классических жанров — комедии, басни, трагедии, сохранившие силу художественного воздействия вплоть до наших дней. Буало работал в жанрах, которые по самой своей природе были не столь долговечными. Его сатиры и послания, остро злободневные, подсказанные литературной жизнью и борьбой тех лет, с течением времени потускнели. Однако главное произведение Буало — стихотворный трактат «Поэтическое искусство», обобщивший теоретические принципы классицизма, не утратил значения и поныне. В нем Буало подвел итог литературному развитию предшествующих десятилетий, сформулировал свои эстетические, нравственные и общественные позиции и свое отношение к конкретным направлениям и писателям своего времени.

Читать далее

Ковалева Т. В. и др. История зарубежной литературы (Вторая половина ХIX — начало ХХ века) Эмиль Золя

/h2> Творчество Эмиля Золя (1840-1902), новатора в литературе, смелого, разрушительного писателя, соединившего "беспощадность реализма с мужеством политического действия" (Л. Арагон), страстного защитника демократии и гуманизма, ознаменовало новый этап в развитии французской литературы. Биография Золя - это прежде всего беспримерная, титаническая работа, которой была отдана целая жизнь. Э. Золя родился 2 апреля 1840 г. в Париже ... Читать далее

Трагедия «Пленная Клеопатра» Жоделя

Сюжет трагедии чрезвычайно прост. В первом акте появляется тень Антония, предсказывающая скорую смерть Клеопатры, после чего на сцену выходит Клеопатра, изображающая душевную растерянность; во втором — Октавиан обсуждает с двумя наперсниками, как ему поступить с Клеопатрой, и решает, что она должна украсить его триумф в Риме; в третьем — Клеопатра безуспешно молит Октавиана избавить ее от этого позора; в четвертом — она решает удалиться в мавзолей Антония и там покончить с собой; в пятом — вестник рассказывает о том, как она выполнила свое намерение/

Читать далее

Яркая индивидуальность Пауля Флеминга

Начав, как и многие его современники, с латинской поэзии, Флеминг в дальнейшем обращается к традициям европейского петраркизма. Однако используя в своих сонетах образы и мотивы Петрарки, Флеминг со временем освобождается от штампов и вносит в свои стихи подлинное чувство. Любовная тема составляет содержание и более свободных песенных стихотворений — таких, как «Верное сердце» с повторяющимся после каждой строфы рефреном:

Читать далее