До — Зміст майяйских текстів

М. До ЗМІСТ МАЙЯЙСКИХ ТЕКСТІВ (До М. Майя. Зникла цивілізація: легенди й факти.

- М., 2001.

- С. 229-236) Оскільки у всіх трьох наявних у нашім розпорядженні кодексах майя є безліч таблиць і ілюстрацій і, крім того, у текстах дуже часто зустрічаються уривки, що мають відношення до дат 260-денного календаря, то ніхто з фахівців не сумнівається в тім, що їхній зміст зв'язаний винятково з релігією й астрономією. Текст цих кодексів являє собою звід тверджень езотерического характеру, які, безсумнівно, повинні були читатися на древнеюкатекском мові.

Читать далее

Елистратова — Свифт и другие сатирики

А. А. Елистратова СВИФТ И ДРУГИЕ САТИРИКИ (История всемирной литературы. - Т. 5. - М., 1988. - С. 38-46) Огромное литературное наследие Джонатана Свифта (1667-1745), состоящее из множества прозаических и стихотворных сатир, памфлетов, проповедей, открытых писем и интимных писем к друзьям, трактатов по вопросам церковной политики, журнальных обзоров внутреннего и международного положения страны, полемических инвектив ... Читать далее

Ф. М. Достоевский. «Преступление и наказание» «Особый реализм»

Ф. М. Достоевский. "Преступление и наказание" "Особый реализм"

С топографической точностью воссоздает Достоевский реалии города, где живут и страдают его герои. Эта журналистская конкретность идет от традиций "натуральной школы". Достоевский, внутренне близкий этому течению, навсегда сохранил особый социализированный взгляд на действительность и ее противоречия. Но было в "натуральной школе" нечто, что Федор Михайлович Достоевский категорически не принимал, считал пагубным заблуждением. Речь идет об абсолютизации роли среды, социального фактора в развитии личности. Вспомните, как возмущается Разумихин "социалистами": "У них на все одно объяснение: среда заела. Натура не принимается в расчет, натура изгоняется, натуры не полагается!" Не все, по мысли Достоевского, предопределено средой, положением, воспитанием. Человек сам способен отвечать за то, что происходит с ним, и должен отвечать. Но абсолютизация роли среды не была изначально присуща "натуральной школе": вспомним, как чужд подобный взгляд Гоголю. Именно к гоголевскому реализму возвращает Достоевский "натуральную школу", снимая шелуху позднейших напластований. В целом художественный мир Достоевского сродни фантастической реальности, созданной Гоголем; Петербург Достоевского - это во многом и Петербург Гоголя... В Петербурге - современном, настоящем - сохранились дома, где жили рожденные фантазией писателя Раскольников и старуха-процентщица, Свидригайлов и семейство несчастного Мармеладова, те мосты и площади, где, как в декорациях, происходит действие романа. И можно убедиться: достоверность деталей - предельна, при всей фантасмагоричности город из "Преступления и наказания" - тот Петербург, по которому можно пройтись и сейчас. Ибо Достоевскому было необходимо, чтобы все реалии текста были узнаваемы, чтобы читателя неотступно преследовало ощущение: здесь и сейчас, в этом городе, на этой вот улице. И возникает потрясающей силы эффект сопричастности происходящему. Но в то же время автор создает странную, почти невероятную атмосферу полусна-полуяви, в которую читатель погружается вслед за героем: теряется ощущение реальности и ее границ. Раскольников перестает ощущать себя и даже "акт еды" кажется ему чуждым, насильственным. Он чувствует лишь биение своей мысли, которая и стала для него жизнью. Мир, изображенный в романе, существует в воспаленном сознании человека, почти оторвавшегося от земли, не чувствующего земного притяжения; перед читателем - крайне субъективная картина, пропущенная через угнетенное сознание Раскольникова и служащая лишь аргументом в том споре, который он ведет со всеми и с самим собой. Петербург в романе не объективная реальность, а часть внутреннего мира героя. Ничто не существует вне мира его оскорбленной души. Естественно, что реальность приобретает все черты и противоречия сознания главного героя и изменяется как часть его мира, движется в зависимости от его состояния, и даже само время может убыстрить или замедлить свой ход. Достоевский дает Раскольникову до дна окунуться в бездну одиночества, в беспредельность тайного, никем не знаемого мира. И еще один прием, создающий эффект присутствия. Здесь дело в своеобразной авторской манере повествования, где рассказчик-хроникер как будто спрятан от читателя. Читатель ощущает его присутствие, чувствует, что чья-то воля ведет его по этому фантастическому лабиринту человеческой жизни, что между ним и происходящим практически нет дистанции. Кроме того, автор почти слился с героем, пытается увидеть мир его глазами, представить его вот таким - странно остановившимся, будто на краю страшной пропасти, куда он неминуемо должен рухнуть.

Читать далее

Мишланов — Глагол быть в русском синтаксисе

В. А. Мишланов ГЛАГОЛ БЫТЬ В РУССКОМ СИНТАКСИСЕ (Изменяющийся языковой мир. - Пермь, 2002) Как известно, по синтаксическому способу выражения отношения принадлежности языки подразделяют на два основных типа - esse - и habeo-языки. В данном докладе мы попытаемся показать, что не только это обстоятельство, но и многие другие синтаксические явления позволяют отнести русский язык к особому синтаксическому типу - «быть-ориентированных» языков (при том, что в русском литературном языке не представлена одна из четырех функций этого глагола - модальная; ср. англ. I was to start at eleven o’clock или пол. Bylo im czekać). Исторически первичной для глагола Быть является, надо полагать, функция сказуемого в предложении существования. Этот тип русского предложения подробно описан в работах Н. Д. Арутюновой и Е. Н. Ширяева [1; 2]. Бытийные предложения толкуются здесь весьма широко: к ним причисляются не только посессивные конструкции с Быть, но и связочные, построенные по модели бытийных (Глаза у нее голубые; На ней было белое платье). Полагаем, однако, что отождествление бытийных и посессивных предложений в русском языке не более правомерно, чем в habeo-языках. Посессивное предложение с быть (У меня есть машина) появляется в результате семантического развития бытийной конструкции с локальным компонентом.

Читать далее

Западноевропейская литература зрелого Средневековья Группы памятников и жанровые подсистемы в литературе эпохи: эпос зрелого Средневековья, куртуазная литература, городская литература Анализ одного произведения по выбору студента

Экзамен: Зарубежная литература

Западноевропейская литература зрелого Средневековья. Общая характеристика средневекового романа (происхождение, важнейшие циклы). Классический артуровский роман в творчестве Кретьена де Труа: особенности проблематики и поэтики.

Читать далее

Анненская А. Н. Чарльз Диккенс. Глава 1

Счастливое детство. - Наблюдательность и фантазия. - Перемена жизни. - Тяжелые испытания. - Долговая тюрьма и мастерская Чарлз Диккенс родился 7 февраля 1812 года в Портси, предместье Портсмута, где его отец служил мелким чиновником морского министерства. Мальчику было всего два года, когда его семья переселилась сначала в Лондон, а вскоре после того в Чатэм; между ... Читать далее

ОСНОВИ ПУНКТУАЦІЇ

Т. И. Сурикова, доцент кафедри стилістики російської мови факультету журналістики МГУ, кандидат філологічних наук Глави із книги "РОСІЙСЬКА МОВА. Повторювальний курс", Альфа-М, Инфра-М, 2009 г.

()Таблиця 3 ДВОКРАПКА Й ПОДВІЙНЕ ТИРІ ПРИ ВИРАЖЕННІ ПОЯСНЮВАЛЬНИХ ВІДНОСИН Двокрапка Тиремежду частинами складного речення: 1. Безсполучникового, коли: 1) друга частина вказує на причину того, що названо в першій: Зупинися, мгновенье: ти прекрасно (Ґете); 2) друга частина вказує на ознаку першого: У нас такий закон: хто не встиг, той спізнився; 3) друга частина вказує на зміст першої частини: Я говорю: промчаться роки...

Читать далее

Шестаков В. П. “Поэтика” Аристотеля и теория поэзии

"Цитирование текста взято с книги: века и Возрождение""Поэтики" Аристотеля. Благодаря этому событию в Италии, а в последующем и в других странах появилось огромное число сочинений, посвященных теории драмы и поэзии. Значение этой литературы трудно переоценить. Именно на страницах поэтик возникло новое представление о роли и значении литературы, новый взгляд на трагическое и комическое, возвышенное и сентиментальное, на природу художественного подражания и трагического катарсиса. И главным стимулом для всего этого явилось знакомство с аристотелевской "Поэтикой".

Читать далее