Э Хемингуэй на войне и о войне

Экзамен: Зарубежная литература 20 век

Для появления романа "Прощай, оружие!" Хемингуэю потребовалось десять лет и впечатления от еще одной войны - греко-турецкой. Завершив работу над романом, Хемингуэй просил издателя Чарльза Скрибнерса рассматривать его не как "документ", но как художественное произведение.

Писатель и раньше совершал исторический экскурс по военным эпизодам своей биографии. В "интерлюдиях" книги "В наше время" и в отдельных рассказах сборника "Мужчины без женщин" возникали частные фрагменты войны. Например, история любви к Агнессе фон Куровски послужила основой для миниатюры "Очень короткий рассказ", героиню которой зовут Люз. В интерлюдии, начинающейся словами "Ник сидел, прислонясь к стене церкви, куда его притащили с улицы, чтобы укрыть от пулеметного огня…", впервые возникает тема "сепаратного мира", которая разовьется в одну из основных сюжетных линий романа "Прощай, оружие!". Еще один рассказ сборника "В наше время" посвящен психологи страха во время боя: "Когда артиллерийский огонь разносил окопы у Фоссальты, он лежал плашмя и, обливаясь потом, молился: "Иисусе, выведи меня отсюда, прошу тебя, Иисусе. Спаси, спаси, спаси меня. Сделай, чтобы меня не убили…". В этих рассказах явственно проглядывают зерна, из которых в будущем произрастет роман "Прощай, оружие!" - уже не в мозаичном виде, а в качестве широкой батальной панорамы.

Лейтенант ("tenente Фредерик Генри, как и Хемингуэй, - американский доброволец и водитель санитарной машины. На фронте он оказывается "по глупости" и довольно быстро разочаровывается в прежних идеалах. Получая ранение в ногу, он попадает в госпиталь в Милане. Все эти сюжетные аспекты, безусловно, имеют автобиографическую подоплеку.

Но есть ряд обстоятельств, не позволяющих отождествлять судьбу Генри с судьбой Хемингуэя. Лейтенант находится на итало-австрийском фронте весной- осенью 1917 года, становится свидетелем катастрофы в Капоретто. Хемингуэй же оказался в Италии только летом 1918 года и, естественно, не мог принять участие в одном из ключевых сражений Первой мировой войны. Он знал подробности только от одного своего друга и из разговоров в госпитале, где лежал после ранения. При написании этой части романа Хемингуэй изучал военно-историческую литературу, газетные отчеты. Возможно, ему помогли воспоминания об отступлении греческой армии в Анатолии в 1921 году, свидетелем которого он был. Тем не менее, эпизод битвы при Капоретто критики называли одним из самых ярких в романе, а ветераны не сомневались в достоверности. Американский исследователь Миллисент Белл отмечает: "Стиль Хемингуэя кажется наиболее реалистичным в описании отступления, в котором Хемингуэй сам не участвовал, и менее реалистичным - при описании больницы в Милане и Швейцарии, где он действительно был".

"В отличие от Фредерика Генри, автор не "заключал сепаратного мира": будучи волонтером и имея полное право вернуться после госпиталя домой, Хемингуэй все-таки попросился опять на фронт. Герой романа "Прощай, оружие!" в разгар войны понимает всю бесчеловечность этой бойни, напоминающей ему чикагские бойни, с той только разницей, что "мясо здесь просто зарывали в землю", - и дезертирует в нейтральную Швейцарию, чтобы "есть, и пить, и спать с Кэтрин".

Впечатления от войны нашли отражение в 1ом из самых известных романов Хемингуэя - "По ком звонит колокол" (1940). В нём сочетаются яркость картин крушения республики, осмысление уроков истории, приведшей к такому финалу, и вера в то, что личность выстоит даже в трагические времена. В 1ом из лучших своих романов, "По ком звонит колокол", написанном по впечатлениям от пережитого в Испании в годы гражданской войны, классик лит. XX в. Эрнест Хемингуэй остался верен главной теме своего творчества - теме любви и смерти, ответственности человека за все, что происходит в мире. Американец Роберт Джордан сменил мирный труд преподавателя на опасное занятие подрывника. Там, в Испании, он обрел свою подлинную любовь, там и погибает от пули франкиста. Горький и трагичный роман, тем не менее, воспевает любовь, жизнь и силу духа. Что касается Э. Хемингуэя, то сама тема его романа "По ком звонит колокол", посвященного борьбе с фашистским режимом, предполагала выдвижение проблемы насилия на авансцену повествования. Следуя толстовской традиции - писать правду о войне, Хемингуэй, несмотря на свою безусловную поддержку антифашистской войны в Испании, решительно осуждает проявление неоправданной жестокости не только со стороны приверженцев фашистского режима, но и со стороны революционного лагеря. Пафосом внутреннего неприятия пронизан рассказ Пилар о зверском уничтожении пленных фашистов в ее родном городке. Хемингуэй безжалостно снимает ореол героя с видного в прошлом деятеля компартии Франции и Коминтерна Андре Марти, который "убил людей больше, чем бубонная чума".

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: