Макарова — Наша партия лучше: способы убеждения в ситуации предвыборной борьбы

В. В. Макарова НАША ПАРТИЯ ЛУЧШЕ: СПОСОБЫ УБЕЖДЕНИЯ В СИТУАЦИИ ПРЕДВЫБОРНОЙ БОРЬБЫ (Политическая лингвистика. - Вып. 20. - Екатеринбург, 2006. - С. 135-145) The paper deals with the tools of persuasion in the election campaign in Russia in 2003. The author analyses a corpus of texts produced within political discourses of three Russian parties (the United Russia, the Communist Party of Russia, the Liberal Democratic Party of Russia) and focuses on the link of the common thesis "our party is better" to rational arguments aimed at the evidence of the declared thesis.Интерес представителей различных гуманитарных наук к механизмам манипулирования сознанием неиссякаем настолько, насколько неиссякаемо человеческое стремление манипулировать своим ближним. В последние полвека с целью обнажения приемов воздействия на сознание в рекламных и политических текстах появилось множество лингвистических работ, внимание в которых было сосредоточено на выборе номинаций и грамматических форм, скрытых и подразумеваемых предпосылок, смене ярлыков и искажении причинно-следственных отношений, принципах порождения идеологизированных текстов. В рамках данной статьи хотелось бы остановиться на способах воздействия на адресата с целью его убеждения в текстах российских партий в период обострения политической конкуренции - выборов в Государственную Думу в конце 2003 г.. Предвыборная ситуация представляет особый интерес для исследования не только потому, что в момент политической борьбы эксплицируются ценности как партий, так и общества в целом, и одно описание этих фрагментов действительности уже является важной задачей, но еще и потому, что ситуация выборов повторяется каждые несколько лет, поэтому результатом подобных исследований может стать повышение уровня самосознания получателей политических сообщений в преддверии грядущей агитации. Пьер Бурдье несколько лет назад в статье "За ангажированное знание" высказал мысль о том, что "исследователь не является ни пророком, ни властителем дум" и он "не должен давать уроков", но все же исследователь "должен искать и изобретать; он должен стараться помочь тем учреждениям, которые ставят перед собой задачу - к сожалению, все более вяло - сопротивляться неолиберальной политике; он должен поставить перед собой цель помогать им, снабжая их необходимым инструментарием" [Бурдье 2002]. Элеонора Лассан в статье под названием, перекликающимся с вышеупомянутым, "Лингвистика как ангажированное знание" писала об установке исследователя-лингвиста - установке на предупреждение общества о последствиях для него тех или иных речевых действий политиков: "Думается, что сказанное позволяет оценить лингвистику, способную делать заключения об искренности / неискренности говорящего, об истоках предлагаемых идей, об этическом характере дискурса, как науку, ставящую диагноз состоянию общественного сознания и, в частности, состоянию политических умов, призванных устанавливать ориентиры движения государств" [Лассан 2006]. В согласии с исследовательскими и нравственными позициями Э. Лассан (об исследованиях в русле политической лингвистики) и П. Бурдье (о желательном векторе работы всего академического сообщества) и в продолжение их идей написана и данная статья, целью которой являлось выявление тенденций в построении умозаключений, а также установление общих мест в избранном аспекте современной политической риторики. На данный момент в лингвистике сосуществуют различные способы анализа методов убеждения - это, напр., выявление стратегий ведения дискуссий, установление видов аргументативных дискурсов, анализ логической структуры убеждения, исследование логических и ценностных способов убеждения, экспликация общих мест, т. е. топосов, в рассуждениях. Методика данного исследования заключается в анализе логической структуры убеждения и его риторического оформления. В анализе логической стороны убеждения - или рациональной аргументации - внимание было сосредоточено на способах введения тезиса и аргументов и анализе связи аргументов с тезисом. Анализ риторической стороны убеждения - или эмоциональной, внелогической аргументации - заключался в выявлении общих мест, призванных воздействовать на чувства аудитории. Мы согласны с мнением А. И. Мигунова, исследующего проблемы теории аргументации, логики и риторики, что "формирующаяся сейчас теория аргументации должна строиться как логико-прагматическое исследование аргументативной коммуникации" [Мигунов 2004: 215]. Нам представляется важным при исследовании аргументативного потенциала текста не изолировать друг от друга исследование рациональной и эмоциональной сторон убеждения, т. к. мы исходим из мысли, что в лю

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: