Марр — Программа общего курса учения об языке

Н. Я. Марр ПРОГРАММА ОБЩЕГО КУРСА УЧЕНИЯ ОБ ЯЗЫКЕ (Марр Н. Я. Избранные работы. - Т. II (Основные вопросы языкознания). - Л., 1936. - С. 5-11) 1. Быстрые смены в развитии яфетической теории, ее этапы. Яфетическое языкознание: 1) учение об яфетических языках и 2) яфетическая теория (общее учение об языке). 2. Яфетическая теория. Подсудность ей всех языков. Увязка с историей материальной культуры и социологиею. Важность ее не только для археолога, этнолога, историка искусства, словесника, литературоведа, но и общественника в линии и международных и национальных интересов, в особой же степени для проблемы о будущем едином международном внеклассовом языке с использованием речевых достижений всего человечества, не исключая языков отверженных отжившими социальными построениями племен и стран, равно с использованием опытов так наз. искусственных международных языков. 3. Смена одной системы другой по пути от разноязычия к одноязычию и созданность звукового языка трудом человечества, его искусственность. Отсутствие человеческого звукового языка, как чьего-либо дара, хотя бы природы, отсутствие натуральных языков. Намечающийся характер будущего единого языка по органической связи с внеклассовым хозяйством, внеклассовой общественностью и внеклассовой культурой. 4. Учитываемость непосредственных творческих факторов общественности, созидающих язык, не в меньшей мере для истории языка, чем для истории общественных форм, как то учит марксизм. Разрешимость и научная актуальность проблемы о происхождении языка с перенесением бремени доказательства с формальной стороны на идеологическую. Семасиология и палеонтология в их новом понимании. Искусственный характер будущего единого языка, как нет и в прошлом натуральных языков. 5. В интересах не только истории прошлого, но и нового нашего культурно-хозяйственного строительства и будущности человечества, в частности актуальной проблемы об едином международном языке, необходимость учета каждого национального языка, каждой племенной речи, как продуктов, одинаково и без исключения, единого глоттогонического (языкотворческого) процесса, отложения единой трудовой жизни человечества и различных этапов ее развития. 6. О пределах знания яфетического языкознания в тесном смысле выражения, именно учения о самих яфетических языках, и непосредственного знакомства с яфетическими языками для правильного усвоения содержания общего учения об языке по яфетической теории. Литература предмета для ориентировки по яфетической теории и ее технике: 1) H. Mapp, Абхазский аналитический алфавит (К вопросу о реформах письма), Л., 1925, изд. ЛИЖВЯ; 2) H. Mapp, Классифицированный перечень печатных работ по яфетидологии, Л., 1926, изд. ИЭНК, предпочтительно второе; 3) По этапам развития яфетической теории. Сборник статей Н. Марра, Л., 1926, изд. ИЭНК; 4) Лингвистически намечаемые эпохи развития человечества и их увязка с историей материальной культуры, Сообщения ГАИМК, т. I, Л., 1926, стр. 37-70; 5) Чуваши-яфетиды, Чувашиздат, Чебоксары, 1926, и оговорки и по этой имеющейся в печати новейшей литературе. 7. О пути от первого печатного заявления в грузинской газете «Иверия» (ПЭРЯТ, стр. 1-7) о родстве грузинского языка с семитическими до опубликования в «Unter dem Banner des Marxismus» (1926, вып. 3, стр. 558-599) работы «Über die Entstehung der Sprache» (русский подлинник в ПЭРЯТ, стр. 286-335: О происхождении языка). Расширение круга изучаемых яфетидологией языков и суммарный очерк развития яфетической теории с примерами и литературой. 8. Отброшенные по пути мнимые научные положения, учения или искания касательно «расовых языков», «праязыка и племенной чистоты языков», «прародины» той или иной системы языков на чужой стороне, межъязыковых китайских стен, хронологизации языковых явлений по письменным памятникам; в связи с этим исключительное господство в старой лингвистической школе морфологии и преимущественное внимание к мертвым языкам, пренебрежение теоретическим изучением лексического материала с сравнительной грамматикой и их антитезы по яфетической теории. Отношение ученого мира к теории. И вывод - усиление и расширение активности. 9. Яфетическое языкознание - продолжение индоевропейской лингвистики, ее дальнейшее развитие. Отношение яфетидолога к индоевропейской лингвистике. Яфетическое языкознание и новое советское культурно-хозяйственное строительство, в частности по национальной линии. 10. Техника и термины яфетического языкознания. Аналитическая транскрипция (см. «Аналитический алфавит абхазского языка. К вопросу о реформах письма»).
Условные знаки (перерождение, падение, ослабление и т. п.). Начертания гласных и согласных. Смысл доброй части терминов не физиологического, а общественного порядка. 11. Транскрипция. Нерв системы - цифровая трактовка букв. Таблица взаимоотношений простых звуков, слабых (сибилянтов и спирантов) и сильных, со сложными (аффрикатами), собственно, звуками диффузного порядка. 12. Подъем настроения, созданный в аудитории новизной учения, не имеет основания падать благодаря нарастанию новых завоеваний, вызывающих самокритику и пересмотр старого понимания, иногда весьма недавнего; так, требуют поправок устаревшие части в новейшей работе о происхождении языка. 13. Дефекты опубликованного генеалогического дерева, неполнота (отсутствие американских, океанийских, африканских языков, равно в Азии дравидических и других непрометеидских = «неиндоевропейских» языков Индии) и упрощенная схематичность (общее упоминание дальневосточных). а) Китайский язык, его абсолютная типологическая древность и относительные эволюционные новшества. б) Встреча яфетидологов с американистами, увязка с языками Евразии американских языков на наличной стадии развития яфетической теории через палеоазиатские языки и вообще северные языки и финские. в) Намечаемая связь европейских языков через языки Индии (языки аустро-азиатские), допрометеидские («доиндоевропейские»), с американскими. г) Круг языков с префиксовым образованием и на Западе, со включением яфетических языков. д) Независимо от префиксового образования, связь аустроазиатских языков с финскими на севере и через малайский с дальневосточными, японским и корейским. е) Африка, даже южная, не особый глоттогонический мир: готтентотский, иди намайский, язык - средиземноморский. ж) К увязке самих яфетических языков с яфетическими. 14. Качественные недостатки первого печатного опыта родословного дерева языков всего мира. Формальная типология, неполнота, существующих представлений о типологии и идеологическое значение по связи с социальным строем, по его отражению в строе речи. Первоначальный строй без прилагательных, без глаголов, без местоимений, без категории терминов увязки (союзов), без рода с учетом пола. Аморфная (синтетическая), агглутинативная (непосредственная и местоименная) и флективная типологии (с свободою и стабильностью морфологизуемых частей). 15. Древность одного вида флективной типологии сравнительно с другим ее видом не подразумевает непосредственной генетической связи позднейшего вида с древним. Сложность яфетической пирамиды. 16. Определение типологии не отдельными признаками, а совокупностью признаков; так, определение агглутинативной, флективной типологии. 17. Аморфность типологии и своеобразность семантики в китайском. Примитивность семантики. Кит. ‘рыба’ yü, ‘дождь’ yü. Полисемантизм. 18. Изменчивость морфологии с изменчивостью идеологии лексики и значимости слов в различные глоттогонические эпохи, соответственно различным эпохам хозяйственной и общественной жизни (ее племенному составу): кит. ma 'лошадь’ - морд. мкш. iш-ma 'лошадь', лат. pa-n-is ‘хлеб’, греч. bálan-os ‘жолудь’. 19. С переменчивостью слов переменчивость форм одновременно или врозь, общность («родство», «заимствование») в путях скрещения в зависимости от различных видов общения (расхождение формальной типологии со словарным составом и обратно) и значение классового, resp. профессионального, момента. 20. Культовый характер речи. Магизм как фактор производства и охотничий язык. 21. По системе языка и его звуковой состав. Процесс вымирания звуков старых систем, именно диффузных и диффузоидов, resp. аффрикатов, в первую очередь заднеязычных - горловых или гортанных. Общий сравнительный просмотр языков различных систем в этом отношении - американских, семитических, прометеидских (с колебанием в различных представителях), особенности санскрита и греческого. Колебание, меньше или больше архаизма, в языках более древних систем, в самих яфетических. Разительная убыль в звуковом составе баскского, а равно готтентотского. Бедность звукового состава и ее источник. 22. Отрезанность каждой системы в обособленном бытовании одного типа и ее последствия - идея о так наз. расовых языках и семьях. Текучесть строя яфетической системы, ее разнотипность и наглядная диахроническая связанность различных в ней типов. В ней и оба вида флективности: семитического уклона - грузинский (древнелит.), прометеидского («индоевропейского») уклона - армянский (древнелит.). 23. Гомохронические звуковые соответствия (корреспонденции)
, так наз. фонетические законы, основа формальной классификации языков в их статике. 24. Примеры гомохронических корреспонденций из сибилянтной ветви яфетических языков - групп свистящей (сс) и шипящей (шш). 25. Социальная фонетика (социальные группировки по звуковым корреспонденциям). Об учитывании изменений звуков и их взаимоотношений в речи не как физиологических фактов, а как показателей общественных взаимоотношений в пространстве, территориально («межплеменных») или во времени («внутриплеменных»). 26. Источники социальной фонетики (хозяйственно-общественное сближение, скрещение). Скрещенность каждой сложившейся звуковой речи. Племена не по крови, а по общему хозяйству. Звуковая речь наследие линейной; отличительный звуковой комплекс племени не животный, а членораздельный. 27. Диахронические звуковые соответствия - основа формальной классификации языков в их динамике (палеонтологический разрез звуковой речи). 28. О трудностях построения таблицы соответственно сложности взаимоотношений различных систем и различных языков каждой данной системы. 29. Главное затруднение в составлении родословия (при стремлении учесть все признаки) единого процесса глоттогонии - в росте наследственности, как задерживающего начала в глоттогонии, и перенесении творчества на живую общественность, в самом движении ее (диалектизм, нарастание условий для смен мутационного порядка, революционные сдвиги или взрывы). Вначале пустое место, ни духа, ни звуковой материи для речевой работы. Язык - создание человеческого коллектива. 30. Интерес и значение проблемы о происхождении языка в связи с суммарным изложением пройденного в курсе вплоть до вопроса о трудностях составления генеалогической таблицы. Жизненная реальная таблица развития звуковой речи человечества исключается за ее лишь отображенным существованием. Создание коллектива, язык - «отображение не только его мышления, но и его общественного строя и хозяйства, отображение в технике и строе речи, равно в его семантике». Сам по себе язык не существует как закономерное явление, живущее особыми физиологическими или психологическими законами. Жизненность языковых явлений, вообще звуковой речи, в их органической связанности с развитием материальной культуры и техники. В связи с этим вопрос о месте зарождения культуры на Востоке или Западе. 31. Западноевропейское археологическое построение истории человечества в формулировке 1925 года. Лингвистическое место зарождения культуры в условиях наибольшего накопления материала и длительного процесса мутационного порядка свидетельствуемого фактами. Там «родина», собственно социально-творческая среда культуры и вместе с ней и звуковой речи человечества. Это в западной Европе - Средиземноморье. 32-33. Первобытная культура и линейная речь, ее приемы, зависящие от физических и общественных данных (приемы естественные и искусственные). Роль руки. Ирреальность термина «первобытная культура». Происхождение терминов «культура» и «натура». Отдаленность народов с речью доисторических творцов средиземноморской культуры. Сплетение труда с культом в земледелии. Тяжба ‘руки’ с ‘небом’. Линейная речь - дар ли природы? Рука - организующее или руководящее начало, орудие магии. 34. Рука в роди созидателя культуры. Рука как орудие производства в археологическом освещении. Хозяйственно-общественное происхождение человеческой речи. Рука в центре языковой жизни человечества так же, как в центре производства трудовой его жизни. Непрерывная последовательность от речи линейной к звуковой. Факты увязки дозвуковой ручной иди линейной речи со звуковой речью (груз. toda ‘протянуть’, ‘звать’ одинаково от ‘руки' и др.). Функциональное наследование языком названия руки. Преимущества и дефекты линейной речи. Революционное значение замены руки и глаза аппаратом, целиком сосредоточенным в головной части тела. 35. Полисемантизм ‘руки’ и семантический пучок ‘рука, женщина, вода'. Первенствующее значение при определении значений имен, первично асемантичных (не имеющих никакого значения). 36. Система звуковой речи лишь с эпох вполне устоявшегося их сложения. 37. О среде возникновения четырех элементов речи. Доречевое возникновение четырех элементов (диффузных звуковых комплексов, разрешившихся позднее в четыре элемента, так наз. племенных названий). Терпсихора и четыре элемента речи. Отсутствие потребности в звуковом языке при ручной речи. Звуки в круге потребностей магическо-производственного действа, как неотъемлемая составная часть пляски, пения и

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: