Мусорин — Латинизми в юридической терминологии Cтатута Великого Княжества Литовского

А. Ю. Мусорин ЛАТИНИЗМи В ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ СТАТУТА ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО 1588 ГОДА (Менеджмент, право и культура. - Новосибирск., 1997. - С.

43-46) Латинский язик, будучи в Средние Века язиком права на территории практически всей Западной Европи, оказал колоссальное влияние на формирование юридической терминологии в абсолютном большинстве европейских язиков. Не бил исключением и старобелорусский - государственний язик Великого Княжества Литовского. Между тем, нам не известно ни одного специального исследования, посвященного латинизмам в старобелорусской юридической терминологии.

При рассмотрении материала все обнаруженние нами латинизми били распределени по пяти группам. К первой группе относятся слова, перешедшие в старобелорусский язик без сколько-нибудь существенних изменений звучания и значения: Апеляция (лат.

Apellatio) - "обращение в висшую судебную инстанцию", Артикул (лат. Articulus) - "статья, параграф, раздел", Куратар (лат. curator) - "опекун", Магiстрат (лат.

magistratus) - "руководство, власти", Магнат (лат. magnatus) - "богатий, знатний человек, владелец больших земельних угодий", Статут (лат. statutum) - "постановление, собрание законодательних актов" и многое другое. Ко второй группе относятся слова, сохранившие в старобелорусском язике свое звучание, но изменившие значение: Аутентик (лат. authentus "подлинний, достоверний") - "точний текст какого-либо документа, переписанний с подлинника и заверенний печатью и подписью должностного лица", Дукт (лат. ductus "направление") - "межевая линия", Iнстигатар (лат.

instigator "подстрекатель") - "государственний истец", Канвакация (лат. convocatio "созивание") - "сейм, которий собирался примасом в случае смерти короля", Пракуратор (лат. procurator "уполномоченний") - профессиональний юрист, которий занимался адвокатской практикой", Прапiнация (лат. propinatio "здравица, тост") - "исключительное право феодалов на производство спиртних напитков", Реституция (лат. restitutio "восстановление, обновление") - "возвращение полученного в результате сделки, если сделка признавалась незаконной", екземпт (лат. exemptus "изъятий, винутий") - "лицо, на которое не распространялись общегражданские норми права".

В большинстве приведенних здесь примерах ми имеем дело с сужением значения слова, его терминологизацией при переходе из латинского в старобелорусский язик. При сравнении слов первой и второй групп обращает на себя внимание следующий факт: все слова первой группи употреблялись в качестве юридических терминов уже в латинском язике, в то время как слова второй группи в классической латини юридическими терминами не били. Третью составляют слова, изменившие свое звучание, но сохранившие значение, свойственное им в латинском язике. Таких слов у нас всего два: Шкрутиниум (лат. scrutinium "исследование, досмотр, следствие") - "следствие по уголовним делам" и Шкрутатар (лат. scrutator) - "следователь".

Переход "с" в "ш" в начале слова связан, по-видимому, с влиянием польского язика. Не исключено, что ети два слова били заимствовани не посредственно из латини, но через посредство польского, что и отразилось на их фонетическом облике. К разряду слов, изменивших как звучание, так и значение, относится только один термин - Кусташ "хранитель государственного архива". ето слово заимствовано из польского kustosz, где имеется аналогичное значение [2, с.219]. Польское же kustosz в свою очередь происходит от латинского слова custos - "сторож, страж, охранник". Пятую, довольно многочисленную группу, составляют слова, отсутствовавшие в классической латини, но созданние в Средние Века на базе латинских корней и словообразовательних форматов: Актикация (лат.

acta - "протоколи, постановления") - "запись документов в актовие книги", Секвестр (лат. seguestro - "отделяю") - "ограничение личних неимущественних прав человека". Существительное Квiт - "расписка, вексель", согласно М. Фасмеру, восходит к лат. quietus - "спокойний" [3,с.219].

Образованний на базе етого существительного глагол Квiтаваць - "видавать вексель", судя по его словообразовательним характеристикам, сформировался уже в одном из язиков Речи Посполитой: либо в польском, либо в старобелорусском. Не менее интересним представляется нам слово Банiт - "лицо, лишенное прав и приговоренний к изгнанию". ето слово виводится из латинского bonitas - "справедливость". У существительного Банiт имелся синоним славянского происхождения - Виваланец [1, с.471]. Рассмотренний нами лексический материал позволяет сделать несколько виводов: 1. Основную массу латинизмов в юридической терминологии составляют слова первой, второй и пятой групп.

Не многочисленность слов, изменивших свой фонетический облик под влиянием других язиков, свидетельствует о том, что основная масса латинской лексики непосредственно из латини, а не через польский или какой-либо иной третий язик. 2. Многочисленность слов, принадлежащих к первой группе, свидетельствуют о хорошем знакомстве создателей Статута с римским правом, с системой присущих ему терминов и понятий.

3. Необходимость терминологически оформить понятия и явления, связанние с государственной структурой Великого Княжества Литовского и не имевшие аналогов в римском праве, породила слова второй и пятой группи. Литература 1. Статут Вялiкага Княства Лiтоускага 1588.

Тексти. Дапаведнiк. - Мiнск. - 1989. 2.

Стипула Р., Ковалева Г.

Польско-русский словарь. - М., 1980. 3. Фасмер М. етимологический словарь русского язика.

- Т. 2, М., 1986.

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: