Непонимание при цитировании как признак словарного плагиата

В. В. Шаповал НЕПОНИМАНИЕ ПРИ ЦИТИРОВАНИИ КАК ПРИЗНАК СЛОВАРНОГО ПЛАГИАТА (Слово и словарь = Vocabulum et vocabularium. - Гродно, 2009. - С. 25-28) The article contains analysis of a critical procedure aimed at more accurate delimitation of possibly plagiarized elements found in 3 Russian jargon dictionaries published in 1992 and 1997. The layer of entries almost certainly taken from Vladimir Dahl's famous dictionary includes several misunderstood semantic descriptions, as one can judge considering their unusual transformations. Quoted in this wrong way unprecedented entries should be considered as plagiarized.В 1992 г. были опубликованы под разным авторством два "синоптических" словаря современного русского уголовного жаргона: а) "Словарь жаргонных слов и выражений" Л. А. Мильяненкова [4, с. 76-288] (далее: М); б) "Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона" Д. С. Балдаева, В. К. Белко, И. М. Исупова [1, с. 15-302]. Во втором расширенном издании 1997 г. - "Словарь блатного воровского жаргона" в 2-х томах уже только одного Д. С. Балдаева [2]. (Поскольку редакции интересующих нас словарных статей в двух изданиях не отличаются, они оба далее обозначаются как Б.) В этих словарях представлен объемный и весьма разнокачественный материал, который активно цитируется исследователями русских социальных диалектов. Между тем, часть нового материала, границы которой все еще предстоит окончательно установить, не имеет отношения к заявленному объекту описания - современному русскому уголовному жаргону. Одной из задач критики этих словарей является выявление слоев компиляции из посторонних источников. Таковыми являются, например, переводные выписки из немецкого словаря Gaunersprache (криминального жаргона), см.: [7, с. 26-29; 8, с. 49-77] и др., а также рабочие выписки из "Толкового словаря живого великорусского языка" В. И. Даля (далее: Д). Первоначально они, видимо, делались для сопоставления с жаргонизмами (иногда можно указать предположительную параллель в жаргоне), но затем по недоразумению заняли их место [7, с. 29-33]. Цитаты из Даля, в отличие от выписок из немецкого словаря, признаки которых были выделены нами в статье "Новые "цыганизмы" в русских жаргонных словарях" [8], не имеют особых формальных помет, поэтому их обнаружение опирается только на текстологический анализ. Однако решение этой задачи облегчается тем, что уже идентифицирован словарь-источник (хотя не удается установить, какое именно из многочисленных изданий Д было использовано). Этот слой компиляции уже бесследно растворен в словарях. Выявить его непросто, но, бесспорно, необходимо для повышения научной достоверности как жаргонной, так и общей лексикографии и совершенствования ее критического инструментария. Целью настоящей работы является вычленение среди реальных жаргонных слов на основе формальных критериев тех выписок из словаря Даля, при цитировании которых на разных стадиях копирования возникали искажения толкования. Следует указать на соотношение двух редакций недоступного нам протографа черновых выписок из Д: М обычно дает дословные выписки из словаря Даля. Б цитируется только в случае отличий, если выписки подвергались вторичной правке, разбор которой порой интересен для наших целей. Например, М: "Страва - пища" [4, с. 241], которое ближе к исходному Д: "СТРАВА ж. польск. Зап. пск. юж. орл. нврс. пища, Ежа, кушанье, яство, блюдо, особ[енно] жидкое, похлебка, варево" [3, т. IV, с. 334]; но с фантастическим уточнением в Б: "плохая, недоброкачественная пища" [1, с. 235; 2, т. II, с. 63]. (Знаки ударения в словарных цитатах сняты, буква "ять" передана малой прописной Е.) I. Несомненные выписки из Д. Их надежный признак - "косое" цитирование, при котором толкование берется из соседней словарной статьи. Нереальность синтезированного таким образом слова практически не вызывает сомнений. Примеры: М: "Запичужить - всунуть, вставить" [4, с. 124]. Д: "Запехтюрить Пск. твер. запихать" [3, т. I, с. 616, под Запихивать] (разрядка здесь и далее моя. - В. Ш.), вероятно, параллель к Запендюрить 'совершить половой акт' [5, с. 208].

Трансформированное толкование ('запихать' > 'всунуть, вставить') совмещено с заглавным словом из словарной статьи, следующей в Д чуть ниже: "ЗАПИЧУЖИТЬ, начать пичужить, вертЕться или пЕть пичужкой" [3, т. I, с. 616]. Б: "ШУШПАН - … 2. Бездельник, тунеядец" [1, с. 295; 2, т. II, с. 172]. Вероятно, контаминация двух выписок из Д: "ШУШЛЕПЕНЬ м. Вят. лЕнтяй, увалень, лежебокъ"; "ШУШПАНЪ м. Ниж. смб. прм. мордовскiй балахонъ" [3, т. IV, с. 650]. Толкование 'лентяй / бездельник' приписано следующему слову - названию предмета одежды - по причине некорректного цитирования. Имеются и Не вполне доказуемые выписки из Д, возникновение которых также связано с вероятным объединением материала соседних словарных статей. Синонимические переформулировки могут затруднить идентификацию источника цитаты, серьезно снижая ее доказуемость.

М: "Хак - слабохарактерный человек" [4, с. 264]. Д: "ХАКЪ м. и Хаки мн.

Астрх. прсдск. соляныя грязи"; <со следующей строки:> "ХАЛАБРУЙ м. Тмб. большой, нескладный мужчина. |Халабруй, Халабруда пск. твр. растрепа, разгильдяй" [3, т. IV, с. 541]. Всегда остается возможность для альтернативной версии, например: региональное экспрессивное усечение от переосмысленного этнонима Хакас. Однако на фоне остальных выписок из Даля вероятно и совмещение переформулированного толкования 'разгильдяй' (> 'слабохарактерный человек') с предшествующим у Даля словом Хак. Цитирование постороннего фрагмента соседней словарной статьи вместо толкования также может снижать возможности идентификации в силу необычности такой ошибки.

М: "Заноза - лошадь" [4, с. 124]. Возможно, результат "диковатой" контаминации двух выписок из Д: "ЗАНОЖИТЬ Лошадь, привязать за ногу и пустить на траву"; <строкою ниже:> "ЗАНОЗА ж. мелкiй осколышъ дерева" [3, т. I, с. 609].

Псевдовыписка "Заноза - лошадь" могла показаться подходящей параллелью к жаргонному Заноза 'красивая женщина' и т. п. [5, с. 207]. II. Несомненные выписки из Д. Их признак - также "косое" цитирование, при котором толкование берется от другого слова, но в той же гнездовой словарной статье. Нереальность описанного слова и в этом случае не вызывает вопросов. Надежность признака повышается, когда состав гнезда у Даля заметно отличается своеобразием.

М: "Гыля - неуклюжий, долговязый человек" [4, с. 109]. Д: "ГЫЛЯ, Гиля об. Ряз. долгай, жердяй, долговязый; Вят. Гырдымъ, неуклюжiй, долговязый человЕкъ" [3, т. I, с. 411]. Несмотря на общее сходство значений двух слов на Гы-, нельзя не заметить, что толкование слова Гардым отнесено к (условно) однокоренному слову Гыля. М: "Тандит - торговец крадеными вещами" [4, с. 245]. Д: "ТАНДИТЪ? Каз. переторжка старыми вещами <род занятий! - В. Ш.>; Тандитчикъ, торгашъ рухлядью" [3, т. IV, с. 390]. Похоже, Краденые вещи возникают в порядке произвольной криминализации толкования, но несомненно, что название действующего лица ошибочно смешивается при цитировании с названием самой деятельности.

М: "Халтуга - взяточник; непостоянный человек" [4, с. 264]. См.: "ХАЛТУГА м. Прм. хапунъ, взяточникъ; Халтыга твр. вЕтреный, непостоянный человЕкъ?" [3, т. IV, с. 541]. Отличие в ударном гласном двух слов Халтуга и Халтыга игнорируется при цитировании, что приводит к иллюзорной полисемии. Сложнее однозначно интерпретировать частичный перенос толкования производного слова в состав толкования заглавного слова. М: "Чабун - деньги в монетах" [4, с. 271].

Д: "ЧАБУНЪ м. Арх. самоЕдск. денежный кошель, мошна, изъ оленины.

Чабуница, монета, деньга, гамза" [3, т. IV, с. 580]. Произвольный перенос толкования от (условно) производного слова на заглавное слово гнезда также встречается. М: "Шибарта - смелость, дерзость" [4, с. 279]. Д: "ШИБАРТА ж. (Шебарша?) Влд. всякая дрянь?

Шибарский влд. смЕлый, дерзкiй?" [3, т. IV, с. 632]. В. И.Даль здесь, как видим, не исключал и ошибки: ШибарТА вм. ШебарША. Так что реконструкция значения 'смелость, дерзость' при Шибарта вызывает законные сомнения, а вот источник этого значения (словарь Д) сомнений не вызывает.

III. Несомненные выписки из Д. Их признак - "частичное" цитирование источника. Нереальность описанного слова в этом случае доказывается тем, что подобное "частичное" цитирование серьезно противоречит исходному толкованию, не учитывает омонимию или полисемию. В этом случае приходится реконструировать такой порядок создания выписок, при котором одно лицо работало со словарем Даля, а другое - лишь редактировало эти выписки для жаргонного словаря, не зная, откуда они взяты. М: "Абцуг - метка карт" [4, с. 76].

Д: "АБЦУГЪ м. … каждая метка картъ, пара картъ вправо и влЕво" [3, т. I, с. 2], т. е. Мётка от Метать. Затем подвергается переосмыслению как фантастический синоним 'крапления карт', якобы от Метить: "АБЦУГ - крапление (метка) игральных карт" [1, с. 16; 2, т. I, с. 13] и др. М: "Агрегат - … набор чего-то; слежка" [4, с. 76]. Значения 'набор' и 'слежка' текстуально восходят к Д: "АГРЕГАТЪ м. … сборъ, наборъ, подборъ, скопъ; спай, слежка, сгнетка [3, т. I, с. 5], т. е. Слёжка от Слежаться. М: "Андромеда - бесплодная, не способная рожать женщина" [4, с. 78]. В Д только название растения: "АНДРОМЕДА ж. … раст[енiе] Andromeda, безплодница, тундрица, богульникъ?, пьяная-трава, болотникъ, подбЕлъ" [3, т. I, с. 17].

Еще одно название растения переосмыслено в М: "Змеевец - свеча" [4, с. 127]. Ср.: "ЗмЕевецъ, раст. Euphrasia offic[inalis]. глазница, свЕтликъ, двЕнадцатилапочникъ, свЕчка" [3, т. I, с. 687, на Змiй]. Слова Змеевец и Свечка являются названиями одного и того же растения.

В жаргонных словарях они составили пару "толкуемое - толкование". М: "Бетить - сажать" [4, с. 84]; с явной, но небесспорной криминализацией: "БЕТИТЬ - арестовывать, задерживать" [1, с. 27; 2, т. I, с. 35].

В Д карточный термин: "Бетить кого, сажать, посадить, заставить недобрать взятки" [3, т. I, с. 85, под Бетъ]. М: "Ракса - монисто" [4, с. 218; 1, с. 206; 2, т. II, с. 9]. Д: "РАКСА ж. морс. монисто, нанизанныя на желЕзный прутъ обручемъ или на бечевку, Кокурки, дерев[я]н[ные] шарики, съ которыми рей или гафель (полурей) ходитъ скользя вверхъ и внизъ по мачтЕ" [3, т. IV, с. 56]. Смысл толкования Даля не понят: имелся в виду предмет парусной оснастки, походивший в тогдашнем его виде на монисто, однако на шею в качестве украшения Раксу никогда не надевали.

М: "Роча - притон; избенка в лесу" [4, с. 223]. Д: "РОЧА ж. Арх. промысловая изба, для притону въ лЕсу [3, т. IV, с. 105]. Переосмыслено в криминальном плане слово Притон, имевшее у Даля вполне невинное значение 'пристанище, приют' [3, т. III, с. 452]. М: "Рундук - магазин; склад с материальными ценностями" [4, с. 223]. Смешение омонимов Лавка 'скамья' и Лавка 'магазин', ср. в Д: "РУНДУКЪ м. … мощеное возвышенье, съ приступками; родъ ларя, крытой лавки съ подъемной крышкой; прилавокъ" [3, т. IV, с. 113]. М: "Рыжить - гадить" [4, с. 224].

Не учтена безличность глагола в Д: "РЫЖИТЬ кого, Бзлч. ярс., кстр. рвать, тошнить, нудить, гадить, заставить скинуть съ души. Его рыжитъ спохмелья (рыгать?)" [3, т. IV, с. 117]. Смешение А - и в толковании приводит еще и к появлению несуществующего термина оккультизма: "РЫЖИТЬ - гадАТь" [1, с. 213; 2, т. II, с. 22]. Недоучет синонимов в Д провоцирует также и на (вряд ли мыслимое) осовременивание толкования: "испражняться" [5, с. 518]. М: "Тяхтать - отделывать; избивать" [4, с. 254].

Также без т, с курьезной криминализацией: "ТЯХАТЬ - бить, избивать" [1, с. 252; 2, т. II, с. 92]. В Д ремесленный термин: "ТЯХТАТЬ? Тул. отдЕлывать (?) мЕдную посуду, самоваръ" [3, т. IV, с. 456]. М: "Харал - место" [4, с. 265]. Д: "ХАРАЛЪ м. Касп. мЕсто, мЕшокъ, тюкъ, тая, ящикъ товара" [3, т. IV, с. 542].

Краткость выписки обусловила непонимание исходного толкования 'багажное место'. В Д представлено один раз, в качестве заглавного слова. М: "Яруг - ключ, отмычка" [4, с. 288; 1, с. 302; 2, т. II, с. 189]. Д: "Яругъ м. Тул. яруга, оврагъ, буеракъ; |ручей въ оврагЕ, ключъ, родникъ" [3, т. IV, с. 679, 680, под Ярый], где слово Яруг толкуется омонимичным словом Ключ 'родник'. Цитирование вместо толкования этимологического комментария явно указывает на небрежное списывание. М: "Сохутить - украсть; спрятать" [4, с. 237].

Д: "СОХУТИТЬ что, Ол. прибрать, спрятать, вмЕсто с(о)хитить, одного корня съ Ухитить избу. Ш[и]мкев[и]ч видитъ въ корнЕ Хит двоякое значенье: Красть и Сягать; но есть третье: Кутать, оберегать" [3, т. IV, с. 284]. Даль говорит об этимологическом значении 'красть' у корня Хит, а не у глагола Сохутить. Ср. у Ф. Шимкевича обобщенное толкование корня Хит: "тайно или насильственно присвоивать чужiя вещи" [9, ч. 1, с. 109]. Цитирование вместо толкования постороннего фрагмента словарной статьи, сокращенной записи варианта заглавного слова, также явно указывает на списывание. М: "Скрин - ночь" [4, с. 233].

Д: "СКРИНЪ м. Скринка ж. - ночка, стар[инное] Скрыня … (отъ Скрыть, крышка?) укладка, сундукъ, коробья, коробейка; ларецъ" [3, т. IV, с. 209]. Сокращенная запись на месте [Скри]Ночка принята за толкование 'ночка' > 'ночь'. Нельзя не отметить употребительность такого способа сокращения в Д: Лозина, - зинка, - ночка; лошаденка, - ночка; слезина, - нка, - ночка; шапчонка, - ночка и мн. др.

Так что при желании, пользуясь открытым составителями М и Б рецептом, можно было бы значительно расширить синонимический ряд названий 'ночи' в уголовном жаргоне. IV. Вероятные выписки из Д. Их признак - "частичное" цитирование толкования, которое, судя по всему, понималось как современное русское жаргонное слово. Если первые три типа трансформаций можно рассчитывать обнаружить и в других источниках, то этот последний в силу его необычности, видимо, можно считать уникальным. М: "Брушить - работать" [М, с. 88]. Д: "БРУХАТЬ Вор. ряз., Брухтать, брушить тамб., брехать Кур. вор. бодать, пырять, бутыскать, бить рогами" [3, т. I, с. 132]. Возможно, за "пырять …

рогами" ошибочно усмотрено созвучное жаргонное Упираться / переть рогами (рогом) 'добросовестно работать' [1, с. 210, 255]. М: "Гурий - условный опознавательный знак" [4, с. 109]. Д (без ударения): "ГУРЕЙ, Гурiй м. Арх. темный маякъ или маръ, знакъ, сложенный на берегу изъ камней" [3, т. I, с. 408]. Возможно, описание в Д понято через жаргонное Маяк 'условный знак, сигнал опасности' [6, с. 38; 5, с. 343].

М: "Лайда - безденежье" [4, с. 153; 1, с. 124; 2, т. I, с. 222]. Д: "ЛАЙДА ж. съ финск. Арх. и Сиб. иловатая прибрежная мель" [3, т. II, с. 235]. Ср.: разг. Быть на мели 'быть без денег', жарг. Быть на мелководье 'нищенствовать' [5, с. 345].

М: "Череп - надежное укрытие, гарантирующее спокойствие" [4, с. 273]. "ЧЕРЕПЪ м. твердая, жесткая, тонкая покрышка, бол[ьше]. природная... |Черепъ избы, арх. Потолокъ или крыша" [3, т. IV, с. 592]. Возможно, слово Крыша в усеченном толковании понимается как жаргонное слово со значением 'покровительство / прикрытие от рэкета, от мафии' [1, с. 119; 5, с. 297]. Рассмотренные четыре типа искажающих трансформаций исходного толкования, обнаруживаемые при неотмеченном цитировании словаря Даля, имеют различный прогностический потенциал.

Первые два, очевидно, прямо связаны с особенностями структуры гнездовой словарной статьи у Даля и поэтому позволяют надежно идентифицировать источник. Два других также помогают идентифицировать в качестве источника словарь Даля, но только при опоре на некоторые другие текстологические показатели. Каждый из типов искажения свидетельствует о непонимании исходного словарного описания. При этом, являясь лишь в общем смысле сигналом вероятного плагиата, всякая обнаруженная трансформация толкования нуждается в дополнительном анализе, который и позволяет с большей или меньшей степенью надежности сделать окончательное заключение о целях и степени корректности произведенной выписки.

Во всяком случае, следует чрезвычайно осторожно пользоваться словарями, в которых содержатся рассмотренные выше "новые жаргонизмы", текстуально восходящие к искаженным выпискам из толкового словаря В. И. Даля. Литература 1. Балдаев, Д. С. Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона: речевой и графический портрет советской тюрьмы / Д. С.Балдаев, В. К.Белко, И. М.Исупов. - Одинцово: Края Москвы, 1992. - 526 с. 2. Балдаев, Д. С. Словарь блатного воровского жаргона / Д. С.Балдаев. - М.: Кампана, 1997. - Т. I - 368 с; Т. II - 336 с. 3. Даль, В. И. Толковый словарь живого великорусского языка / В. И.Даль. - СПб.; М.: Издание типографа М. О. Вольфа, 1881-1882. - Т. I - LXXXIV, 724 с.; Т. II - 808 с.; Т. III - 567 с.; Т. IV - 704 с. 4. Мильяненков, Л. А. По ту сторону закона: Энциклопедия преступного мира / Л. А.Мильяненков. - СПб.: Дамы и господа 1992. - 320 с. 5. Мокиенко, В. М. Большой словарь русского жаргона / В. М.Мокиенко, Т. Г.Никитина. - СПб.: Норинт, 2000. - 720 с. 6. Трахтенберг, В. Ф. Блатная музыка ("Жаргон" тюрьмы) / В. Ф.Трахтенберг, под ред. и с предисл. проф. И. А. Бодуэна де Куртенэ. - СПб., 1908. - 69 с. 7. Шаповал, В. В. Текст источника как объект анализа для историка и филолога / В. В.Шаповал. - М.: Прометей, 2001. - 42 с. 8. Шаповал. Виктор. В. Новые "цыганизмы" в русских жаргонных словарях / В. В.Шаповал

Вопросы языкознания. - Москва: Наука. - 2008. - № 5. - С. 84-112. 9. Шимкевич Ф. Корнеслов русского языка, сравненного со всеми главнейшими славянскими наречиями и с двадцатью четырьмя иностранными языками / Ф. Шимкевич. - СПб.: Тип Имп. АН, 1842. - Ч. 1. - XVIII, 160 с.; Ч. 2. - 167 с. 10. Wolf, S. A. Wörterbuch des Rotwelsch. Deutsche Gaunersprache / S. A.Wolf. - Mannheim: Bibliographische Institut, 1956. - 431 S.

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: