Никитина — Поэтическое слово в корейской культуре

М. И. Никитина ПОЭТИЧЕСКОЕ СЛОВО В КОРЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ (Классическая поэзия Индии, Китая, Кореи, Вьетнама, Японии. - М. , 1972. - С. 387-402) Историограф Ким Бусик, повествуя о создании ранних корейских государств, отнес появление первых поэтических произведений к 28 году н. э. Песни, которые сочинил правитель Силла Юри-ван, стали, как пишет Ким Бусик в "Исторических записях о Трех государствах" ("Самчук саги", 1145), "началом песен и музыки на корейской земле". Юри-вану же приписывается и "Песня об иволгах". Внимание, которое уделил историограф этим событиям, говорит об осознании поэтического творчества как предельно значимого явления своей культуры, как свидетельства перехода от состояния "дикости" к государственности и цивилизации. Такое отношение к поэтическому слову было унаследовано от тех далеких времен, когда на Корейском полуострове обитали отдельные племена, создавались племенные союзы. В их жизни большую роль играл ритуал, который в пережиточной форме сохранялся и позже. В первых веках нашей эры, когда возникают государства Силла, Пэкче, Когурё, складывается с помощью китайской своя письменная традиция, ритуальные поэтические тексты записываются. Они дошли до нас в исторических сочинениях, в обрамлении преданий и легенд, объясняющих древний поэтический текст, истинный смысл которого ко времени записи бывал уже забыт. Историки соотносили их с актами образования государств ("Взываем к черепахе"), с критическими моментами в жизни первых правителей или важных в стране лиц ("Песня об иволгах", "Море"). Песня "Взываем к черепахе" входила в состав ритуала, призванного, по-видимому, поднять плодоносящую силу земли и подразумевающего активную роль в этом племенного вождя. "Взываем к черепахе", "Море", "Песня об иволгах" сохранились в переводах на китайский язык, который позже получил название ханмун (корейская разновидность древнего китайского литературного языка "вэньянь"). Произведения древней поэзии записывались и по-корейски, при помощи "хянчхаля" - одной из разновидностей "иду" . Они назывались "хянга", или "санвэ норэ", - "песни родной стороны" (или "песни востока"), в противоположность "танси" - "танским стихам", то есть китайской поэзии. Сохранилось двадцать пять хянга. Среди них - авторские произведения, сравнительно поздние. Встречаются и фольклорные, восходящие к древним обрядам (в том числе, возможно, свадебным, как "Песня о цветах"). Не исключено, что эти хянга, содержание которых со временем было переосмыслено, не менее древние, чем "Взываем к черепахе". Судя по тому, что сообщается о хянга в сочинении буддиста Ирёна "События, оставшиеся от времен Трех государств" ("Самгук юса", около 1285), где помещены четырнадцать текстов, к их созданию и исполнению прибегали в критических ситуациях в судьбе отдельного человека или целого государства. Астролог Юн творит хянга, чтобы сгинула комета - небесное знамение, грозящее вторжением с Японских островов; буддийский монах Вольмён слагает хянга - заупокойную молитву, дабы помочь духу усопшей сестры, и т. д. Самые поздние хянга, - их одиннадцать, - принадлежат известному деятелю корейского буддизма и поэту Кюнё (917-973). По существу, это первый сохранившийся до нашего времени сборник поэзии на корейском языке. Хянга Кюнё исполнялись не только во время буддийских церемоний, где ими заменялись китайские тексты. По свидетельству современника, они были очень популярны в народе, их читали нараспев для исцеления от болезней, их тексты вешали на стены с целью отогнать духов. Хянга Кюнё - значительное явление как в истории корейского буддизма, так и в истории корейской поэзии на родном языке: их воздействие сказывалось столетия спустя. Хянга содержат от четырех до десяти строк. "Десятистрочные" хянга (к ним относятся и хянга Кюнё) состоят из трех строф: двух четырехстрочных и последней двухстрочной, которая предваряется междометием. Их размер сейчас не вполне ясен из-за сложности расшифровки текстов, однако поэтика их в свое время осознавалась очень четко. "Десятистрочные" хянга можно рассматривать как явление литературной поэзии. Их не только записывают, фиксируя текст спустя неопределенное время после создания. Их пишут на хянчхале и сами авторы. Некоторые хянга обнаруживают влияние буддийской и конфуцианской традиций, воспринятых из Китая, а также - китайской поэзии. В то же время их создание (в том числе и написание) мыслилось как магический акт воздействия на мир в целом или на отдельные его феномены. Для исполнения песен "Взываем к черепахе" и "Море" требовалось, по словам и

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: