НИКОЛАЙ ГУМИЛЕВ: МОДЕЛЬ МИРА Исследовательская работа 1

ЭКЗАМЕН Реферат  «Экзотические образы и темы, мотивы кочевья и странствий проходят через всю поэзию Гумилева, но она ими не ограничивается»9. Вероятно, будет правильнее рассматривать «экзотику» как понятие, тождественное «фантазии» (эта идея высказана С. Л. Слободнюк в статье «Николай Гумилев: модель мира»)10. Экзотика является лишь средством и формой, но не целью. Мир включает в себя экзотику, но отнюдь не всецело состоит из нее. «Когда художник-поэт слагается, определяется в своем личном своеобразии как нечто цельное, перед нами в той или иной мере предстает мир, своеобразно преломившийся в творчестве, им воссозданный»11, - писал Ю. Верховский в статье «Путь поэта», посвященной поэзии Н. С. Гумилева. И если пространственно-временные отношения могут быть рассмотрены как фундаментальные столпы мира-дворца, то сложное «сплетение тем» и поэтика образов окажутся наполнением некоего «каркаса», наполнением, поражающим своей глубиной и проникновенностью. С. Л. Слободнюк определяет этот условный «каркас» как «систему», которая «подразумевает совокупность принципов, организующих произведения Гумилева в сложную, стройную структуру на всех уровнях <…> и функционирующую на всех этапах творческого пути поэта». Также критик отмечает, что «стремление к равновесию на всех уровнях произведения и стало одним из основополагающих принципов» построения системы, что, однако, «вовсе не означает покоя»; «… система находится в постоянном развитии». Одним из ее принципов Слободнюк называет «перетекание одной темы в другую, неотделимость одного звена цепи от остальных»11.  Для исследования модели мира Н. С. Гумилева необходимо проследить за спецификой основополагающих тем творчества поэта. 1.1 «Мифологический прообраз». Гумилев и православие  Серебряный век был ознаменован созданием «новой религии», в которую, как предрекал В. В. Иванов, должен переродиться символизм, в так называемое «свободное мифотворчество», «а поэты-символисты, взойдя на подлинные «высоты духа», из «литераторов» превратятся в «пророков».13 Подобная позиция представлялась Гумилеву откровенно кощунственной. Сам поэт придерживался ортодоксального вероучения, по словам Н. Оцупа, «Гумилев был ревностным православным».  Однако «для Гумилева В. Иванов, как поэт, филолог и мыслитель» на определенном этапе представлял «центр интеллектуального притяжения». «У него на «средах» поэты читали свои стихотворения, которые обсуждались всеми присутствующими, страстными охотниками новизны. Тут Гумилев еще не сознавал себя мэтром. Он терпеливо слушал мнения, которые не разделял, но здесь же зародилась у него ненависть ко всему тому, что он впоследствии назовет метафизическим шарлатанством символистов»14. «Гумилев относился равнодушно даже к бесспорной притягательной силе такого исключительного мыслителя, как В. В. Розанов (1856—1919). Странность его не «вышколенного» стиля и гения чуть ли не раздражала молодого последователя французских парнасцев. <…>. В гостиной 3. Гиппиус, жены Мережковского, поэзия лишь допускалась. Сама Гиппиус была настоящим поэтом, но она, как и муж, подчиняла поэзию философии и религии. Как «чистый поэт» Гумилев не нравился этой супружеской чете. Со своей стороны, Гумилев относился к ним с презрительно-враждебным равнодушием».15

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: