НИКОЛАЙ ГУМИЛЕВ: МОДЕЛЬ МИРА Исследовательская работа 11

ЭКЗАМЕН Реферат  …Здесь зреет хмель, но лавр уж зачах. («Транзименское озеро»)  Как эмаль, сверкает море,  И багряные закаты  На готическом соборе,  Словно гарпии, крылаты;  Но какой античной грязью  Полон город, и не вдруг  К золотому безобразью  Нас приучит буйный юг. («Неаполь»)  Стоит обратить внимание на стихотворение «Падуанский собор».  Да этот храм и дивен, и печален,  Он – искушенье, радость и гроза,  Горят в окошечках исповедален  Желаньем истомленные глаза.  Растет и падает напев органа  И вновь растет полнее и страшней,  Как будто кровь, бунтующая пьяно  В гранитных венах сумрачных церквей.  В. Бронгулев охарактеризовал произведение Гумилева так: «Созданный им образ собора величествен и монументален, но вместе с тем он подавляет душу чем-то жестоким и… греховным. Даже звуки органа кажутся ему пьяно-бунтующими потоками крови в каменных венах этого полуфантастического здания. И, с трудом дослушав богослужение, он в отчаянии восклицает:  От пурпура, от мучеников томных,  От белизны их обнаженных тел,  Бежать бы из-под этих сводов темных,  Пока соблазн душой не овладел.  Вероятно, он сам чувствовал себя одним из этих мучеников и жаждал солнца, воздуха, чтобы покинуть эти мрачные своды, чтобы  В глухой таверне старого квартала  Сесть на террасе и спросить вина,  Там от воды приморского канала  Совсем зеленой кажется стена.  Ведь поэт прежде всего художник, а образ изумрудно светящейся на солнце влажной стены для него минутами более значим, чем торжественные и гнетущие порталы храма. Он делает отчаянную попытку бежать, но влруг понимает, что слабеет, и видит, как над ним Готические башни, словно крылья, Католицизм в лазури распростер».26  Трактовка этого произведения В. Бронгулевым представляется мне не совсем точной. Автор противоречит и себе самому и, по всей вероятности, тому, что в стихотворение вкладывал поэт. Это не попытка бегства при осознании собственной греховности, а как раз напротив: лирический герой «Падуанского собора» стремится уйти от развращающей, недуховной красоты (даже скорее притягательности) этого храма. А «образ изумрудно светящейся на солнце влажной стены» – это простая, чуть грубая красота. Однако над ней гнетущей соблазняющей силой нависают «готические башни». Также не стоит забывать, о том, что Гумилев был религиозным, православным человеком, поэтому отнюдь не случайно нечто «жестокое и… греховное», присутствующее в католическом храме, вызывает резкое отторжение («Бежать бы из-под этих сводов темных…»).  Стихотворение «Фра Беато Анжелико» может быть противопоставлено «Падуанскому собору», где воспевается творчество флорентийского живописца, монаха-доминиканца:  …Средь многих знаменитых мастеров,  Ах, одного лишь сердце полюбило…  На всем, что сделал мастер мой, печать  Любви земной и простоты смиренной.  О да, не все умел он рисовать,  Но то, что рисовал он, – совершенно. «…И как бы искусством этого мастера пропеты стихи:  Есть Бог, есть мир, они живут вовек,  А жизнь людей мгновенна и убога,  И все в себе вмещает человек,  Который любит мир и верит в Бога». 27 27 Верховский Ю. Путь поэта / Н. С. Гумилев: pro et

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: