НИКОЛАЙ ГУМИЛЕВ: МОДЕЛЬ МИРА Исследовательская работа 9

ЭКЗАМЕН Реферат  «Китайская тема появилась в творчестве Гумилева задолго до «Фарфорового павильона». Он шёл к ней на ощупь, стихийно, питаясь не реальными впечатлениями, а мифами о загадочной стране на Востоке»17. Но уже в самом начале этого «пути» создается впечатление ярко расписанной ширмы или веера, скрывающих чувства и эмоции. Здесь лишь намеки на глубокую боль и разочарование:  Все мы знавали злое горе,  Бросили все заветный рай,  Все мы, товарищи, верим в море,  Может отплыть в далекий Китай.  Только не думать! Будет счастье  В самом крикливом какаду,  Душу исполнит нам жгучей страстью  Смуглый ребенок в чайном саду.  Блестящая веселыми красами жизнь – лишь «напыление» на серую тоску. По всей вероятности, М. Баскер был прав, говоря, что «гумилевский «Китай» и вообще не следует относить к географической реальности. Его вымышленная реальность подтверждается последней двусмысленной строфой стихотворения, в которой подразумевается возможность его достижения даже после смерти:  Будь капитаном. Просим! Просим!  Вместо весла вручаем жердь…  Только в Китае мы якорь бросим,  Хоть на пути и встретим смерть!»18  «Китай <…> представляет собой не метафизическую и не географическую, а <…> внутреннюю, духовную реальность»19, - писал Баскер. Скорее эта страна видится местом, где стихает боль сердца и приходит покой, только покой этот сродни опустошенности и отрешению…  И вот мне приснилось, что сердце мое не болит,  Оно – колокольчик фарфоровый в желтом Китае  На пагоде пестрой… Висит и приветно звенит,  В эмалевом небе дразня журавлиные стаи.  А тихая девушка в платье из красных шелков,  Где золотом вышиты осы, цветы и драконы,  С поджатыми ножками смотрит без мыслей и снов,  Внимательно слушая легкие, легкие звоны.  «Скорее всего, та же самая девушка стала героиней ещё одного стихотворения, которое так и называется: «Китайская девушка» (1914), предвосхитившего, по сути дела, все основные мотивы «Фарфорового павильона»:  Голубая беседка  Посередине реки,  Как плетеная клетка,  Где живут мотыльки.  И из этой беседки  Я смотрю на зарю,  Как качаются ветки,  Иногда я смотрю;  Как качаются ветки,  Как скользят челноки,  Огибая беседки  Посредине реки.  У меня же в темнице  Куст фарфоровых роз,  Металлической птицы  Блещет золотом хвост.  И, не веря в приманки,  Я пишу на шелку  Безмятежные танки  Про любовь и тоску.  Мой жених все влюбленней;  Пусть он лыс и устал,  Он недавно в Кантоне  Все экзамены сдал.20  Душно от искусственности. Создается впечатление, здесь уже не к чему стремиться, нет внутренней жизни. Стоит вспомнить гумилевские строки:  Но нет, я не герой трагический,  Я ироничнее и суше,  Я злюсь, как идол металлический  Среди фарфоровых игрушек. («Я вежлив с жизнью современною…»)

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: