О лингвистическом эксперименте в изучении языка города

Б. Я. Шарифуллин О ЛИНГВИСТИЧЕСКОМ ЭКСПЕРИМЕНТЕ В ИЗУЧЕНИИ ЯЗЫКА ГОРОДА (Речевое общение: специализированный вестник. - Вып. 3 (11). - Красноярск, 2000. - С. 88-95) Лингвистическое изучение современной городской речи со всеми ее типами и формами, жанрами общения и текстами, функционирующими в пространстве города, в настоящее время переживает свой ренессанс, или, скорее, “пост-Ренессанс” после длительного застоя, последовавшего за пионерными работами Б. А. Ларина, Е. Д. Поливанова и др. Исследование языка города началось в 70-е годы с описания разговорной речи и городского просторечия. Исследования по "лингвистическому градоведению" (Л. З. Подберезкина) опираются на описание и анализ записей городской речи, собранный текстовый материал, наблюдения над речью горожан в различных коммуникативных ситуациях. На основе имеющегося в распоряжении лингвиста речевого материала решаются очень важные и актуальные задачи создания языкового портрета современного российского города - как в целом, так и отдельных его социальных групп и отдельных языковых личностей. Однако прием наблюдения, сбор материала по языку города (и вообще по любому явлению современного русского языка), при всех интересных и значительных результатах его последующего описания и анализа, недостаточны для полного и всестороннего проникновения в сущность такого лингвистического феномена, как языковое пространство российского города. Разумеется, отдельные компоненты языка города, например, тексты городской среды, требуют прежде всего скрупулезной фиксации, сбора полных данных, отслеживания нового материала и его включения в существующее описание (с возможными коррективами последнего) .

Однако сбор языкового материала и наблюдения над имеющимися текстами (по выражению В. З. Санникова, "это не лишенное приятности занятие") дает не так уж много

, особенно при изучении живой разговорной речи, различных форм и типов речевого общения в городе и т. п. Как хорошо заметил Ю. Д. Апресян, "можно десятилетиями собирать факты и ни разу не заметить семантического секрета слова, который оно мгновенно отдает в условиях острого эксперимента" .

Отсюда с грустной для практики языкового "накопительства" неизбежностью следует, что при изучении целого ряда, может быть, весьма значительного, явлений в языке города возможен и необходим лингвистический эксперимент (ЛЭ) – либо социо-, либо психолингвистический, либо какой-нибудь иной. Огромную роль ЛЭ еще в 10-20-е годы подчеркивали А. М. Пешковский и особенно Л. В. Щерба, специально посвятивший этому свою известную статью "О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании". Ср.: "В возможности применения эксперимента и кроется громадное преимущество - с теоретической точки зрения - изучения живой речи" .

К сожалению, теория и практика ЛЭ в отечественном языкознании не получили должного развития, но были востребованы и развиты в зарубежной лингвистике, откуда потом - как всегда - идеология и процедуры были "реимпортированы" к нам .

Конечно, ЛЭ как базовый прием изучения языка и как основной методологический принцип использовался и в российской (советской) лингвистике, но лишь в "специфических" её направлениях, к тому же работающих в 60-70-е годы практически полулегально (формальная лингвистика, модель "СМЫСЛ ↔ "ТЕКСТ" И. А. Мельчука, работы Ю. Д. Апресяна, А. К. Жолковского, А. А. Зализняка, Е. С. Падучевой и др., психолингвистика и т. д.). В исследованиях же по современному русскому языку, так сказать, "main-stream", вплоть до недавнего времени то или иное выдвигаемое положение, даже очень любопытное и существенное, подкреплялось лишь списком примеров из обследованных текстов, причем "сама величина списка расценивается как доказательство правильности" .

При этом упускается из виду тот факт, что всякий реальный текст "имеет ограниченную протяженность и, следовательно, не содержит всех принципиально мыслимых в данном языке фраз" .

Кроме того, в реальных текстах, как отмечает В. З. Санников, анализируемое явление языка часто искажается "воздействием добавочных факторов". Экспериментирование языковыми фактами (например, замена слова синонимом или антонимом, изменение типа речевого акта, замена адресата высказывания и т. д.) может исключить или, по крайней мере, минимизировать данное воздействие, раскрывая при этом более тонкие и глубокие языковые смыслы или отношения. В полной мере это применимо и к изучению языка современного города, особенно тех его явлений, которые не представлены явно

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: