Сапунов — Ярославна и древнерусское язычество

В. Б. Сапунов ЯРОСЛАВНА И ДРЕВНЕРУССКОЕ ЯЗЫЧЕСТВО (Слово о полку Игореве - памятник XII века. - М.; Л., 1962. - С. 321-329) В галерее женских образов, созданных литературой Древней Руси, жена новгород-северского князя - Ярославна бесспорно занимает видное место.

Значение этого образа определяется не только тем, что он лиричен и женствен, глубоко человечен и жизненно правдив. Большие человеческие чувства, тонко подмеченные и умело запечатленные автором «Слова», выдержали испытание временем.

Пройдя через века, трагическая судьба Ярославны волнует современного читателя. В настоящее время историки и литературоведы не располагают достоверными данными о жене Игоря Святославича. Это исключает возможность провести сравнительный анализ сведений о Ярославне по нескольким источникам. Искусство древней Руси не знало вымышленного героя , и Ярославна - это историческое лицо, но вместе с тем, она - художественный образ, созданный автором «Слова».

Задача настоящей статьи заключается в том, чтобы выявить и попытаться объяснить языческие мотивы, запечатленные автором в образе своей героини. Можно легко установить, что по своему характеру «плач» Ярославны в основной своей части (три абзаца из четырех) является типичным языческим заговором.

Структура «плача» повторяет обычную четырехчастную форму заговора, сохранившуюся до XX в., - обращение к высшим силам, прославление их могущества, конкретная просьба и заключение. Большое количество заговоров, записанных в XIX в., еще сохранили обращения к солнцу, месяцу, звездам, заре, ветрам, огню, молнии и другим силам природы . Начало заговора произносилось «зычным» голосом. Характерно, что первый абзац «плача» Ярославны автор начинает со сравнения ее голоса с кукованием кукушки, которое далеко разносится по лесу.

«На Дунаи Ярославнынъ гласъ ся слышить, зегзицею незнаема рано кычит» . Свое заклинание Ярославна, подобно кукушке, начинала громким голосом, который слышен на Дунае. Конец заговора обычно произносился шепотом. Автор также заставляет свою героиню перейти от громкого причитания к плачу и приговариванию. Христианство, как писал Ф. Энгельс, «...было... наиболее общим синтезом и наиболее общей санкцией существующего феодального строя» . Совершенно естественно, что с точки зрения писателя-христианина XI-XIII вв., христолюбие, верность православной церкви были основными качествами как представителей феодальных верхов, так и жителей сел и городов. Огромную роль в укреплении и распространении христианской идеологии играло искусство. До наших дней дошли десятки проповедей, посланий, поучений и других написанных с большим подъемом произведений, призывающих паству укрепиться в истинной вере. В этом чрезвычайно остром и злободневном для своего времени вопросе автор «Слова о полку Игореве» придерживался далеко не ортодоксальной точки зрения. В минуту смертельной опасности человеку свойственно вспоминать самое дорогое, самое близкое. В трагический момент, когда половецкие орды вторглись в русские земли, неся смерть и разорение, Ярославна не вспоминает о христианском боге, всемогущем и всепрощающем, как изображают его христианские проповедники. Не к небесной заступнице богоматери обращает она свои мольбы, не к Христу взывает она о помощи. Интересно сравнить, как в аналогичных обстоятельствах думал, согласно утверждению автора Ипатьевской летописи, Игорь Святославич. Можно представить, что должен был переживать Игорь в последние минуты трагического для русских войск боя на берегу реки Каялы! В обстановке полного разгрома, среди убитых и искалеченных людей, раненый князь считает, что все происшедшее с ним и его дружиной - это наказание за грехи перед господом богом . А его жена просит помощи и защиты у ветров - Стрибожьих внуков, у могучей реки - Днепра Славутича, и, наконец, у главного божества восточных славян - светлого и трижды светлого Солнца. Такое языческое заклинание, обращенное к ветрам, реке Днепру и Солнцу, не может рассматриваться, как простой художественный прием, как использование старой формы, уже потерявшей содержание. Хорошо известно, что писатели XVIII и XIX вв. широко использовали образы богов языческой Эллады, но никто на этом основании не может утверждать, что они действительно верили в этих богов. В XVIII-XIX вв. это был только художественный прием. Но в XII в. обращение к языческим богам не могло быть простым художественным приемом, а отражало реальные верования людей своей эпохи. Чтобы подтвердить это, необходимо хотя бы в общих чертах представить совокупность религиозных и художественных взглядов русского общества XII в. Так называемое крещение Руси в 988 г. не могло превратить языческую страну в христианское государство. Практически это было только официальное провозглашение христианства господствующей религией и запрещение языческих культов. Процесс христианизации миллионных масс разноплеменного населения огромной страны затянулся на долгие годы и протекал далеко не мирно. Христианство распространялось из крупных административных и экономических центров, охватывая сперва русское, затем иноязычное население . Православным проповедникам относительно быстро удалось заменить только скромную обрядовую сторону язычества пышным, тщательно разработанным ритуалом церковного богослужения. Принятие христианства было связано с глубокими сдвигами в психологии и мышлении древнерусского человека, т. е. с длительными, сложными и мучительными процессами. Разгромив пантеон языческих богов, разрушив капища и сокрушив идолов, вырубив священные рощи и разогнав жрецов, представители духовенства и светских властей не смогли уничтожить остатки языческих верований своей новокрещенной паствы. Связанные тысячами нитей с повседневной хозяйственной деятельностью широких народных масс, эти верования оказались чрезвычайно живучими. В ходе борьбы с ними церковь была вынуждена сама уступать язычеству в некоторых отношениях . В результате сложного взаимодействия поверхностно усвоенного православия с остатками язычества появилось совершенно оригинальное синкретическое мироощущение, которое современники удачно называли «двоеверием». В решительной борьбе с «двоеверием» феодальное государство и православная церковь использовали все средства идеологического воздействия на полухристианскую, полуязы

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: