Те самые буквы

С. Друговейко-Должанская (продолжение) Однако в постсоветскую эпоху произошло стихийное возрождение элементов прежней орфографии: «русская дореформенная орфография стала совсем привычной в городской эпиграфике», вернулась и «в разнообразные тексты, отражая стремление их создателей вернуть якобы незаконно отнятое большевистскими декретами русское правописание».10 Весьма характерно высказанное по этому поводу мнение архиепископа Аверкия (Таушева) (статья «К вопросу о старой и новой орфографии», впервые опубликованная журналом «Православная жизнь» (1987. №2), причем именно в дореформенном орфографическом оформлении, а затем перепечатанная газетой «ПамАть» (1991. №1)): «Только старая орфография и есть в собственном смысле слова орфо-графия, или право-писание, а та порча русского правописания, которая насильственно введена в употребление большевиками в порабощенной ими России в декабре 1918 года (через год после захвата ими власти), не может и не должна претендовать на то, чтобы именоваться право-писанием, есть только искажение правописания. Вопрос орфографии совсем не так прост, и нельзя подходить к нему так легко и "рубить сплеча", как это делают некоторые любители всяких реформ в наше исполненное легкомыслия и не серьезного отношения к серьезным вещам лукавое время. Для верующих русских людей наша исконная русская орфография тесно связана с нашей святой верой и Церковью. Ведь те самые буквы: "ять", "i", "ъ", "фита" и "ижица", на которые с такой ненавистью обрушились большевики, что даже по типографиям посылали своих агентов, дабы изъять эти буквы из шрифтов и уничтожить их, достались нам, как тысячелетнее наследство наших великих просветителей, родоначальников общеславянской культуры - свв. равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия. Эти буквы не могут не быть дороги нам, ибо они нас связывают с нашим священным, богослужебным церковнославянским языком, со всей нашей св. Церковью, - Церковью, насажденной, вскормленной и вспоенной многовековой русской культурой». С неменьшей горячностью и поэт Андрей Вознесенский утверждал, что «репрессированные «твердые знаки» и «ять» были двойниками убитых в подвалах»… Иначе говоря, возрождение дореформенной орфографии стало отражением того политизированного общественного сознания первых лет перестройки, которое оценивало реформу 1917-18 гг. как ненужное вмешательство в исторические горизонты языка, считая ее результатом действия некой темной социальной силы, овладевшей языком, и увидело в современной орфографии некоторую ущербность. Кроме того, как замечает Т. М. Григорьева, возрождение старых графем связано с возрождением многих социальных институтов дооктябрьского периода, возрождением старых, основанных до 1917 года фирм и товаров, имена которых принято ныне изображать в их исконном орфографическом облике: монпансье Ландринъ, изготовленное в Швейцарии по заказу компании «Ландринъ» в С.-Петербурге, ресторанъ «ЯРЪ» в Москве (Ленинградский пр-т, 32/2) и др. Однако употребление таких графем в современном городском пространстве (недифференцированное употребление букв ь и ять, ъ и ь, автоматическая замена современной буквы е на ять11 и основанные на этом нелепые отступления от правил старой орфографии, с которыми связано возвращение элементов старой орфографии в современный текст) зачастую заставляет вспомнить о тех «вывесочных грамотеях», которых полтора столетия назад высмеял М. Н. Погодин: «В вывесках, кажется, все возможные ошибки сделаны и еще придумываются. Но вот что замечательно: уж пусть бы ошибались в местах сомнительных, неопределенных, - нет, ошибаются там, где ошибиться, кажется, нельзя; никто не мудрствует так лукаво, как вывесочные грамотеи. По темному понятию, неясному слуху, они знают, что где-то ставится и где-то Е, в одном месте вставляется Ъ, а в другом не вставляется, одна речь отделяется запятою, а другая точкою. Посмотрите же, какое употребление они делают из этих своих сведений. Посмотрите, где они ставят точки, запятые, Ь, Е и Ъ? ВЪХОТЪ. ВТРАХЪТIРЪ. Скажите, не лучше было бы, чтоб они не знали ничего о и Е, о Ъ и Ь?».12 Среди таких изобретений «вывесочных грамотеев» - название кооператива «ТОВАРIЩЬ», кафе «Ерь» на московском Арбате, символически представленное в виде буквы Ъ (ер), реклама «Евгений Миронов в телевiзионном романе "Идiотъ"», вывески магазинов «ЧЙ» и «Птиц» (Санкт-Петербург, Купчино), павильон «Галерея обув» (Санкт-Петербург, Ленинский пр.), магазин «Обувъ» (Москва, Садовое кольцо), магазин «APБATSКA ЛABIЦA» (Москва, ул. Арбат) и др. Но безу

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: