Вещный мир Шмелева

Зримость, осязательность, «материальность» изображенного - отличительная черта стиля Шмелева, которая делает читателя сопричастным жизни героев романа, создает у него «эффект присутствия, включенности в этот мир».

И. А. Бунин, художественное слово которого подчинено иным, чем у Шмелева, законам, не мог простить ему «патоку» «потонувшей в блинах и пирогах России». Да, действительно, в «Лете Господнем» все пропитано бытом: гудит великий торг Постного рынка, на масленице - щедрые блины, рождественские и пасхальные столы ломятся от яств. В подробности, детальности описания вещного мира Шмелев сравним с Гоголем, хотя в том, как все описано, он, скорее, ближе к Лескову.

Словесная манера Шмелева сродни стилистике художника Б. М. Кустодиева (1878-1927), который, подобно Шмелеву, сотворил свою «страну Кустодию» - изобильную и счастливую.

Когда видишь «Купчиху за чаем» Кустодиева, то не возникает желания съесть сахарный арбуз, наливное яблочко или калач с изюмом - мы Любуемся Этими предметами, потому что они необходимая часть того гармоничного мира, который рожден творческим воображением художника. Вещь дарит нам Эстетическое Наслаждение. То же самое и у Шмелева: его вещи утратили свое Утилитарное Назначение (когда не стало того мира, где они жили), превратившись в Вещи-слова. Навсегда исчезнувшее, больше уже не существующее, предметное, чувственное бытие России, по выражению И. А. Ильина, «взято духом».

Мир «Лета Господня» - небесный и одновременно земной, материальный, плотно насыщенный цветовыми, звуковыми, «обонятельными» и «осязательными» образами. Мир, который воспринимается сразу - единым глотком, вздохом и взглядом.

Что же касается гиперболичности, «избыточности» вещного мира как Шмелева, так и Кустодиева, то в этом отразился вековой народный идеал об изобильной и счастливой жизни, начиная с золотого сказочного царства, где в кисельных берегах текут молочные реки, и кончая «коммунизмом», где «от каждого - по способностям, каждому - по потребностям».

Мир Божий - это богатый мир: «У Бога всего много». Лето Господне всегда благодатно. Столы, ломящиеся в праздник от изобилия еды, - символ счастья и благополучия (заметим, что богатый стол и поныне весьма существенный «атрибут» любого русского празднества).

«...Самое горькое - сознание, что мной обрывается тот неопределимый путь, через предков моих, который выкинул меня в жизнь, чтобы выполнить назначенное, и некому принять духовный опыт поколений, мной завершаемый в моей работе», - так писал И. С. Шмелев одному из своих корреспондентов летом 1936 г., после смерти жены Ольги Александровны, своего верного ангела-хранителя - сорок один год шли они по жизни рядом...

Вершинные книги писателя - «Богомолье» и «Лето Господне» - это рассказ не только о России, но и о Пути души, Их автора - Ивана Сергеевича Шмелева, чей духовный опыт теперь открыт для каждого внимательного читателя.

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: