Черкасский — Человек в поэзии Цао Чжи

Л. Е. Черкасский ЧЕЛОВЕК В ПОЭЗИИ ЦАО ЧЖИ (Цао Чжи. Фея реки Ло. - СПб., 2000) В китайском народе уже много веков существует легенда о суровом императоре и о младшем брате его, поэте Цао Чжи. Однажды император приказал поэту пройти семь шагов и за это время сложить стихи. Ослушание грозило тяжкой карой. Но Цао Чжи удалось выполнить приказ, и он прочел «Стихи за семь шагов»:Варят бобы, - Стебли горят под котлом. Плачут бобы: «Связаны все мы родством!

Читать далее

Зверев — Вашингтон Ирвинг

с младенческих лет, а жизнь, которую он мальчиком наблюдал в родном своем Нью-Йорке, лишь помогала окрепнуть рано у него пробудившемуся романтическому ощущению действительности. Родившийся в 1783 году в семье шотландского торговца, незадолго перед тем перебравшегося на другой берег Атлантики, Ирвинг еще ребенком выказывал странности характера: мечтательность, впечатлительность, непрактичность. Роскошный особняк Ирвингов на Уильям-стрит, где росли самые старые в городе вишневые деревья, так и не сделался для младшего из трех сыновей родным домом в истинном значении слова. Вашингтон, названный так в честь лидера американской революции, изгнавшего англичан из Нью-Йорка как раз в тот год, когда будущий писатель явился на свет, был глубоко равнодушен и к коммерческой деятельности отца и к карьере стряпчего, которая ему была предназначена. В школе он охотно читал по-латыни Цицерона и Тита Ливия, а у себя в комнате проливал слезы над стихами английского сентименталиста Оливера Голдсмита, которого потом нежно любил всю жизнь, но не мог и не хотел приобретать никаких житейских навыков.

Читать далее

Будаев — Становление когнитивной теории метафоры

Э. В. Будаев СТАНОВЛЕНИЕ КОГНИТИВНОЙ ТЕОРИИ МЕТАФОРЫ (Лингвокультурология. - Вып. 1. - Екатеринбург, 2007. - С. 16-32) Три десятилетия назад в сфере исследовательского интереса гуманитарных наук оказались когнитивные структуры и механизмы оперирования этими структурами. Впоследствии этот процесс получил название когнитивной революции (cognitive revolution), когнитивного поворота (cognitnve turn), приведшего к возникновению когнитивной науки (когнитологии, когитологии), которая ставит своей целью исследовать как процессы восприятия, категоризации, классификации и осмысления мира [Болдырев 2001: 8], так и системы репрезентации и хранения знаний [Кубрякова 1994: 34]. Когнитивная лингвистика - направление, "в центре внимания которого находится язык как общий когнитивный механизм" [Демьянков 1995: 304] и когниция "в ее языковом отражении" [Рудакова 2002: 10]. Центральное место в когнитивной лингвистике занимает проблема категоризации окружающей действительности, важную роль в которой играет метафора как проявление аналоговых возможностей человеческого разума. Метафору в современной когнитивистике принято определять как (основную) ментальную операцию, как способ познания, категоризации, концептуализации, оценки и объяснения мира. Мы взяли в скобки слово основную, потому что, как будет показано ниже, не все исследователи когнитивной метафоры придают ей статус именно Основной операции. Основными предпосылками когнитивного подхода к исследованию метафоры стали положение о ее ментальном характере (онтологический аспект) и познавательном потенциале (эпистемологический аспект). На феномен метафоричности мышления обращали внимание Д. Вико, Ф. Ницше, А. Ричардс, М. Бирдсли, Х. Ортега-и-Гассет, Э. МакКормак, П. Рикер, Э. Кассирер, М. Блэк, М. Эриксон и другие исследователи (работы многих из них представлены в сборнике "Теория метафоры" [1990]). В 1967 году М. Осборн указывал на то обстоятельство, что человек склонен метафорически ассоциировать власть с верхом, а все нежелательные символы помещать внизу пространственной оси, что, по сути, соответствует классу ориентационных метафор в теории концептуальной метафоры [Osborn 1967]. В разработанной им же теории архетипичных метафор просматриваются истоки современной теории "телесного разума". Относительным аналогом концептуальных метафор можно считать метафорические кластеры, как способ описания системности политических метафор у Д. Джемисон [Jamieson 1980].

Читать далее

Відокремлення синтаксичних конструкцій зі сполучниками

Культура письмового мовлення. РОСІЙСЬКА МОВА - Важкі випадки пунктуації. Відокремлення синтаксичних конструкцій зі сполучниками

Відокремлення синтаксичних конструкцій зі сполучниками як, немов, чим і т.п.,

Або З життя комах і блохастих Л.

Читать далее

Беликов — Національна ідея й культура мовлення

В. И. Беликов НАЦІОНАЛЬНА ІДЕЯ Й КУЛЬТУРА МОВЛЕННЯ (Вітчизняні записки.

- № 2 (23). - М., 2005) Національна ідеяУже досить давно значна частина вітчизняних інтелектуалів зайнята пошуком Національної Ідеї. «Раптом знайшли», - подумав я й заглянув в Інтернет. Єдності поки не наступило, але речень багато, більшість, втім, цілком загадкові: авторська пісня, фільм «Брат-2», біологічний зворотний зв'язок, злодійство, російська поетична книга, добробут, боротьба за олімпійські медалі й спортивний патріотизм, дедовщина, виживання народу в умовах самої холодної країни миру, здорові діти й ін. Мені ж по серцю довелася ідея, висловлена років десять назад Леонідом Смирнягиним, членом Президентської ради при Б. Н.

Читать далее

Безобразный, уродливый мир, на страницах произведений Кеведо

Гротеск у писателя всегда динамичен. Хаотичное движение, в котором предстает перед Кеведо мир, размывает контуры изображаемого, придает ему фантастический облик, нередко далекий от реального. Вот, например, аллегорическая фигура Смерти в «Сновидении о Смерти»: «Тут вошло некое существо — женщина, с виду весьма приятная... Один глаз открыт, другой закрыт; и нагая, и одетая, и вся разноцветная. С одного бока — молодка, с другого старуха...» Каждая деталь в этом описании жизне-подобна, по п целом свойства этой аллегорической фигуры настолько противоречивы и разнородны, что воссоздать по отдельным штрихам законченный портрет невозможно. Динамизм, необычайная подвижность, многозначность — типичные особенности и языка писателя, широко использующего гиперболы гротескового характера для смещения и искажения реальных пропорций (например, «человек, приклеенный к носу»— о длинноносом персонаже), игру слов, одновременно буквальное и фигуральное значение слова, расчленение привычного, идиоматического выражения или его пародирование (например, «квинтрогоношество» вместо «величайший из рогоносцев») и т. д.

Читать далее