Супрун — Серболужицкие языки

А. Е. Супрун СЕРБОЛУЖИЦКИЕ ЯЗЫКИ (Супрун А. Е. Введение в славянскую филологию. - Минск, 1989. - С. 76-81) Серболужичане (самоназвание - сербы, немецкое название - сорбы) - самый маленький славянский народ. Они живут в ГДР на востоке округов Дрезден (в районе главного серболужицкого культурного центра г. Баутцен, по-серболужицки - Будышин) и Коттбус (по-серболужицки - Хосебуз). ... Читать далее

Бондарко Н. А. Сад, рай, тексталлегория саду в німецькій релігійній літературі пізнього Середньовіччя

"Цитування тексту взяте із книги: століття й Відродження" структурі тексту й взаємодії з його комунікативною інтенцією. Стаття присвячена розгляду цієї проблеми на матеріалі першого великого пам'ятника на средневерхненемецком мові, що має у своїй назві слово "сад". Мова йде про трактат "Geistlicher Herze"Цитування тексту взяте із книги: століття й Відродження" книги Буття "И насадив Господь Бог рай в Едеме на сході; і помістив там людини, який створив" (pla"Цитування тексту взято із книги: століття й Відродження" - Христос), екклезиологический (рай - Церква), анагогический (рай - потойбічне Царство Божие) [5]. Традиція алегоричного тлумачення вірша 2:8 Книги Буття сходить до Филону Олександрійського (20/10 до н.е. - 40 н.е.), що предложили у своїх алегоричних коментарях до Книги Буття [6] розуміти едемский сад не тільки в буквальному значенні, але і як сад чеснот, посаджений у душі людини. (Wodtke 1964: 277-278; Grimm 1977: 18 і сл., 22-32). Для іншого знаменитого основоположника алегоричного методу тлумачення Св. Писання - Оригена ( 185-253/254) [7] - найважливішим алегоричним значенням раю була, навпроти, Церква. У західної екзегетической традиції значення раю як кращої частини людської душі було сприйнято через Амброся Медиоланского ( 340-397), що писав у трактаті "Про рай" ("De paradiso"), що рай (як місце перебування Адама й Еви до гріхопадіння) - це символ блаженного стану благочестивої душі [8]. У Середні століття подання про внутрішній Рай як стані душі, якого можна досягти ще в земному житті шляхом праведного життя й по божественній благодаті, одержали розвиток у Бернарда Клервосского ( 1090-1153) [9] (Wodtke 1964: 278; Schmidtke 1982: 404).

Читать далее

Н. Г. Елина. Торквато Тассо

"Цитирование текста взято с книги: века и Возрождение" конце важного и сложного периода европейской культуры.

"Цитирование текста взято с книги: века и Возрождение" Теория классицизма возникла в Италии в первой половине XVI в. и на протяжении столетия меняла свою философскую основу. В начале века эта теория опиралась на неоплатоновскую философию Фичино, обосновывавшую концепцию идеальной красоты, которую может раскрыть только художник. Тогда появились поэтики (например, поэтика Пьетро Бембо), развивавшие эту концепцию. Но к середине XVI в. новая эстетика начинает опираться не на Платона, а на Аристотеля. Появляются издания его поэтики с пространными комментариями — издание Франческо Робортелло в 1548 г., переложенное год спустя с латыни на итальянский Бернардо Сеньи, попытка католической ее интерпретации в издании Винченцо Маджи (1550) и более поздние переводы и комментарии Алессандро Пикколомини, Лодовико Кастельветро и др. Этот переход в области эстетики отчасти был связан с попытками противопоставить томистски-аристотелевскую философию платоновской, что казалось гарантией против всякого рода ересей, порождавшихся платонизмом, отчасти — с общим развитием рационализма.

Читать далее

Чудинов — Российская политическая метафора в начале XXI века

А. П. Чудинов РОССИЙСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЕТАФОРА В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА (Политическая лингвистика. - Вып. 1(24). - Екатеринбург, 2008. - С. 86-93) The history of political metaphor is regarded as a succession of metaphoric gales and metaphoric calms. We have defined the typical features of the metaphoric gale and the metaphoric calm. The conclusion is made about a relative metaphoric calm in the recent Russian political communication.Исследование исторической динамики моделей политической метафоры - одно из интенсивно развивающихся направлений когнитивной лингвистики. Современная когнитивистика рассматривает метафору как основную ментальную операцию, как способ познания, структурирования, оценки и объяснения мира. Человек не столько выражает свои мысли при помощи метафор, сколько мыслит метафорами, создает при помощи метафор тот мир, в котором он живет. Используя метафоры, человек стремится в процессе коммуникативной деятельности преобразовать существующую в сознании адресата языковую картину мира. Дискурсивный подход к изучению политической коммуникации означает исследование каждого конкретного текста с учетом политической ситуации, в которой он создан, и его соотношения с другими текстами. Метафора изучается с учетом целевых установок, политических взглядов и личностных качеств автора, специфики восприятия этого текста различными людьми, а также той роли, который этот текст может играть в системе политических текстов и - шире - в политической жизни страны. Обращение к метафоре с целью постижения и представления "духа времени", ментальности соответствующего социума вполне закономерно. Метафора - это своего рода Зеркало, в котором вне зависимости от чьих либо симпатий и антипатий отражается национальное сознание на определенном этапе развития общества. Политическая метафора может быть представлена как целый комплекс "Зеркал", в котором, во-первых, отражается ментальный мир человека и общества в целом, во-вторых, в этом зеркале мы видим отражение обыденных представлений людей о понятийных сферах-источниках пополнения системы политических образов, а в-третьих, метафора отражает человеческие представления о сфере-магните метафорической экспансии. В соответствии с концепцией Е. С. Кубряковой "продуцирование метафоры - это не суммативный процесс, а создание новой ментальной единицы, которая не равна сумме двух ее составляющих". Поэтому метафоричность - это "естественный путь творческого мышления, а вовсе не уклонение от главной дороги к познанию мира и не прием украшения речи" [Кубрякова 2002 : 7]. Преобразование метафорической картины мира в политической коммуникации всегда выступает как предвестник социальных потрясений и интенсификации политической жизни. Соответственно затихание метафорических "бурь" - это надежное свидетельство стабилизации политической ситуации. Разумеется, каждая отдельная метафора - это лишь малая частица мозаики, по которой практически невозможно судить о картине в целом. Но если же рассматриваемую метафору сопоставить со множеством других, если выделить доминантные для политического дискурса метафорические модели, если сопоставить системы политических метафор на различных этапах развития общества, то, возможно, удастся обнаружить какие-то общие закономерности в национальной метафорической картине политического мира.

Читать далее

Супрун — Полабский язык

А. Е. Супрун ПОЛАБСКИЙ ЯЗЫК (Супрун А. Е. Введение в славянскую филологию. - Минск, 1989. - С. 93-99) Носители полабского языка, потомки славянских племен древян, живших на левом, западном берегу реки Лабы (нем. Эльба), пользовались своим языком вплоть до начала XVIII в. Единственный известный нам грамотный полабянин крестьянин из села Зютен у г. Люхов (на северо-востоке нынешней земли Нижняя Саксония в ФРГ, а в то время в Люнебургском княжестве) - Ян Парум Шульце (1677-1740), когда ему исполнилось сорок, стал вести летопись своей крестьянской жизни. Способный самоучка записывал в пестром порядке события из своего житья-бытья, подчас доходившие до него отголоски событий более крупного масштаба, сведения о погоде и о делах давно прошедших лет, библейские цитаты и собственные рассуждения. "Я решил, - пишет он между прочим в своей хронике, написанной по-немецки, - в этом, 1725 году записать вендский (то есть славянский, полабский. - А. С.) язык для потомства, потому что на этом языке трудно говорить, а также трудно писать. У меня есть датская книга, и там многие слова состоят из тех же букв, как в немецких книгах, а тут вместо Brodt (нем. Brot 'хлеб' - А. С.) я говорю Stjeyb или Pferd (нем. 'конь') - Tjühn. Тогда надо объяснять, как назьвать (произносить) звуки. Мой дед в свое время много говорил по-вендски, и мой отец, он тоже превосходно знал вендский язык, и оба также хорошо по-немецки говорили. Некоторые люди из стариков говорили наполовину по-вендски, наполовину по-немецки...

Читать далее

Тайна Чарльза Диккенса (сборник под редакцией Гениевой E. Ю.) «Диккенсовский цикл» С. М. Соловьева

Едва ли будет преувеличением сказать, что эта краткая заметка - первая советская публикация о Сергее Михайловиче Соловьеве (1885-1942), внуке знаменитого историка С. М. Соловьева, племяннике поэта и философа Вл. Соловьева. Ведь кроме кратких сведений об этом ярком человеке, писателе, переводчике, критике, поэте, друге А. Блока, ученике В. Брюсова, содержащихся в Краткой литературной энциклопедии, других печатных ... Читать далее