Лирика и эпос в Испании

Из всех видов ренессансной литературы в Испании наименее замечательна лирика. В этой области почти нельзя назвать имен, которые имели бы общеевропейское значение. Причина этого заключается в том, что тонкий анализ чувств, мягкая мечтательность и эстетизм формы, свойственные ренессансной лирике, мало соответствовали основным идейным и художественным устремлениям испанской литературы этой эпохи. Тем не менее отчасти благодаря огромному престижу Петрарки, который был широко известен и вызвал ряд подражаний также и в Испании, именно в области лирики проявились раньше всего в испанской литературе ренес-сансные веяния. Уже около 1530 г. Боскан (Boscán, около 1490-1542 г.) и Гарсиласо де ла Вегa (Garcilaso de la Vega, 1503—1536) пересаживают на испанскую почву итальянские (частью восходящие к античности) поэтические формы — канцону, элегию, эклогу, послание, сонет. Вместе с этими формами внедряется и соответствующий стиль поэзии любовной, описательной, морально-философской и политической, близкий к стилю итальянских петраркистов XV-XVI вв.

Наиболее даровитым поэтом этого направления во второй половине XVI в. был Фернандо де Эррера (Fernando de Herrera, около 1534—1597 г.), прозванный современниками за свое мастерство и возвышенный стиль «божественным». Подобно Петрарке, он был духовным лицом и воспевал свою идеальную любовь к замужней женщине — Леоноре де Мила, которую он называет в своих стихах Гелиодорой («дар солнца»). Она для него — свет, солнце, звезда, источник его поэзии и радости жизни.

Помимо любовной лирики, очень разукрашенной в манере Петрарки и итальянских петраркистов, но исполненной живого, страстного чувства, Эррера писал, подражая Горацию и Пиндару, пышные оды и гимны патриотического содержания, в которых прославлял победы испанского оружия или оплакивал его неудачи. Некоторые из этих стихотворений, посвященные борьбе с мусульманами, полны библейского пафоса. В общем Эррера чрезвычайно разработал и «облагородил» язык испанской поэзии, так же как ее формы и технику, предприняв нечто подобное тому, чем во Франции была реформа «Плеяды».

Гораздо более значительна ренессансная эпическая поэзия в Испании. Здесь в большей степени, чем где-либо в Европе того времени, были налицо условия, делавшие возможным создание больших эпических поэм нового, ренессансного типа. [378]

Большие потрясения и перемены, происходившие в Испании, героические подвиги в Старом и Новом Свете, открытие и завоевание новых стран, внезапное расширение умственного горизонта — все это отражалось в поэтическом творчестве в виде широких полотен и монументальных образов. Поэмы исторические, легендарные, религиозные, дидактические, бурлескные заполняют испанскую литературу эпохи. В звучных октавах (форма, также пришедшая из Италии), разукрашенным слогом поэты воспевают в них современные события, античные мифы, христианские догматы и всякие легендарные сюжеты, отчасти подражая Вергилию и Ариосто.

Примером может служить Лопе де Вега, который, будучи по преимуществу драматургом (о его жизни и творчестве см. ниже, главу 38, § 2), тем не менее испробовал свои силы почти во всех существовавших тогда видах эпоса. В «Красоте Анджелики» он восполнил поэму Ариосто, развив историю Анджелики и Медора, которые у него в награду за свою красоту после ряда фантастических приключений становятся властителями Севильи.

«Завоеванный Иерусалим», в котором история причудливым образом соединена с поэтическим вымыслом, представляет собой своеобразную параллель к поэме Тассо.

Откликом на живую современность являются «Трагическая корона» — история борьбы Марии Стюарт с Елизаветой Английской и казни Марии, изображаемой в поэме «мученицей» за католическую веру, а также «Драконтея» — повесть о «злодействах» английского корсара Дрека («дракона»), грозы испанских кораблей, плывших из Америки с ценным грузом, и о заслуженной гибели этого «нечестивца».

Из всех испанских эпических поэм эпохи выделяется «Араукана» Алонсо де Эрсилья (Alonso de Ercilla, 1533—1594), огромная эпопея в 37 песнях, над которой автор трудился двадцать лет (начата в 1569 г., окончательная редакция — 1589 г.).

Сюжет ее — восстание чилийского племени индейцев-арауканцев против испанского владычества, закончившееся победой испанцев. Поэт, свидетель и непосредственный участник событий, передает их в общем с большой точностью и относительным беспристрастием, не умаляя доблести и нравственных достоинств своих врагов, в частности вождя арауканцев Кауполикана, который является главным, вполне положительным героем поэмы. Однако, начав с правдивого изображения пейзажей, обстановки действия, лиц и происшествий, Эрсилья затем постепенно все более примешивает к этому романический вымысел и фантастику под двояким влиянием — античного эпоса (главным образом Вергилия) и Ариосто. Это особенно проявляется в присочиненных им любовных эпизодах, в женских образах, носящих весьма условный характер, и в обильной примеси сверхъестественного как античного, так и христианского.

В поэме много прекрасных мест — описания природы, битв, волнующие изображения человеческих чувств, но в то же время в ней нередко имеет место и риторика, например в длинных речах и рассуждениях, влагаемых автором в уста не только испанцев, но и индейцев. В целом «Араукана» отражает дух героического «авантюризма», типичный для Испании того времени, и жадный интерес к экзотике, пробужденный колониальными завоеваниями, причем последние толкуются как проявление высшей доблести и вместе с тем как «благородное» дело приобщения туземцев к цивилизации и к «истинной» вере. [379] [380 ― илл.]

С еще большей силой все эти черты можно обнаружить в самой замечательной эпической поэме эпохи — в «Лузиадах» португальского поэта Камоэнса.

Луис де Камоэнс (Luis de Camões, 1524 или 1525 —1580) — величайший национальный поэт Португалии и вместе с тем единственный португальский поэт мирового значения. Происходя из старинного дворянского рода, насчитывавшего нескольких мореплавателей, а по женской линии связанный родством с Васко да Гамой, Камоэнс получил отличное гуманистическое образование и уже в юношеские годы писал превосходные стихи в итальянской ренессансной манере. Получив доступ ко двору, Камоэнс влюбился в даму, стоявшую гораздо выше его по общественному положению, и в результате интриг ее родных был выслан из Лиссабона, а затем отправлен солдатом в Марокко. Там, в битве с арабами, он потерял глаз. Вернувшись в Лиссабон, Камоэнс за кровавое столкновение с одним придворным был приговорен к смертной казни, но помилован и послан в Индию, где участвовал в военных экспедициях и занимался торговлей, на которой разбогател. Однако вследствие ссоры с португальским губернатором, которого он обвинил в самоуправстве и жестоком обращении с туземцами, он вновь подвергся гонениям. В довершение всего во время кораблекрушения он потерял все свое состояние и в 1570 г. вернулся в Португалию, привезя с собою лишь рукопись своей поэмы, которая была издана им два года спустя. За нее он получил скудную пенсию от короля и через восемь лет умер в бедности и одиночестве.

Камоэнсу принадлежит несколько комедий в учено-гуманистическом стиле и большое количество лирических стихотворений, в том числе более 350 сонетов, преимущественно на тему несчастной любви, мастерских по форме, полных глубокого чувства и мягкой меланхолии, обнаруживающих сильнейшее влияние Петрарки. Нередки также в лирике Камоэнса мотивы недовольства окружающим, философского разочарования в жизни, ощущение «всеобщего разлада».

Но произведением, доставившим ему мировую славу, является его поэма «Лузиады» (слово «Лузиады» — значит потомки лузов или лузитанцев, племени, населявшего в древности Португалию), Поэма содержит около 9000 стихов.

Сюжет поэмы составляет плавание Васко да Гамы, нашедшего (в 1498 г.) морской путь вокруг Африки в Индию, и первое проникновение португальцев в эту страну. Повествование, содержащее много реальных, очень красочных подробностей, включено в мифологическую оправу, подсказанную античными эпопеями. [381]

После торжественного вступления о славных деяниях португальских мореплавателей поэт приступает к рассказу. В то время как португальский флот под предводительством Васко да Гамы приближается к Индии, олимпийские боги держат совет. Вакх, древний властитель Индии, домогается гибели пришельцев, но в защиту их выступает Венера, а вслед за нею и ее супруг Марс. Еще до прибытия португальцев в Индию Вакх всячески старается погубить их разными хитростями, но всякий раз Венера разрушает его козни.

Наконец, Гама со спутниками попадает к доброму царю Мелинды (на восточном побережье Африки), который с интересом расспрашивает их, что они за люди, и тут целых три песни (III—V) заняты сначала изложением Гамой важнейших событий истории Португалии, затем рассказом о предшествующем их плавании вдоль берегов Африки.

Поэт делает здесь большое отступление, содержащее жалобы на корыстолюбие современных португальцев и на их равнодушие к истинным подвигам и душевному благородству. Путники плывут далее к Индии. Нептун, союзник Вакха, вызывает страшную бурю, которая должна потопить флот Гамы, но Венера высылает своих нереид, которые успокаивают волны (песнь VI).

Следующая песнь начинается с нового отступления: Камоэнс сетует на безразличие к делам религии европейских государей, которые враждуют между собой вместо того, чтобы соединиться для сокрушения неверных и отвоевания «гроба господня».

За этим следует описание Калькутты и хорошего приема, оказанного португальцам ее царем. Заканчивается эта песнь жалобами поэта на его невзгоды и на проявленную к нему неблагодарность.

В песнях VIII —IX излагаются похождения Гамы в Калькутте. Брамины на царском совете предсказывают его торжество и советуют царю установить с ним дружеские отношения, но мусульманский мулла возбуждает царя против португальцев. Попытки Гамы завязать с местным населением мирные торговые отношения терпят неудачу. Его обвиняют в обмане и пытаются арестовать, но он благодаря своей находчивости спасается и отплывает со всем своим флотом.

Чтобы вознаградить героев, Венера создает на их пути волшебный остров с прекрасными нимфами, и португальцы наслаждаются радостями любви.

В последней (X) песни Гама попадает во дворец Фетиды, богини моря. После роскошного пира одна из нимф предсказывает грядущие подвиги португальцев в Индии. Фетида ведет Гаму на вершину горы и показываем ему устройство мира.

Наконец, португальцы отплывают на родину, причем морские божества помогают бегу их кораблей.

Поэма заканчивается обращением к королю Себастьяну и предсказанием ему великих побед.

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: