Маленький рассказ о Кронксбиле Анатоля Франса

Анатоль Франс родился в Париже Его отец Франсуа Тибо, держал на набережной Сены, недалеко от Лувра, книжную лавку, и первые впечатления маленького Аиатоля Тибо связаны с книгами. Тома, заполнявшие полки и шкафы в магазине отца, возбуждали жаркие споры книголюбов, посещавших лавку. Среди посетителей было немало знаменитых людей, поэтов и критиков, ученых и художников. Приходили сюда критик Жюль Жанен и любители антикварных редкостей братья Гонкуры. Книги, столь ценимые другими, возбуждали сначала безотчетное любопытство мальчика, потом всецело овладели его интересами, превратились в страсть, Любовь к книгам сохранилась на всю жизнь и окрасила само творчество писателя в своеобразные, несколько меланхолические тона пассеизма.

Впоследствии, когда сын книгопродавца Анатоль Тибо стал уже Анатолем Франсом, прославленным писателем, и почитатели, осаждавшие его, допытывались, где почерпнул он разносторонние и поистине неистощимые свои познания, он с улыбкой указывал на книжные полки своего кабинета: «Вот мои источники. Вы найдете здесь только великих или интересных писателей, которые говорили хорошим французским языком, т. е. которые хорошо мыслили, потому что одно неразрывно связано с другим. По поводу того, что я видел и узнавал в наше время, я старался возможно лучше сказать то, что сказали бы эти прекрасные умы прошлого, если бы они увидели и узнали то же самое» Анатоль Франс великолепно знал историю человеческой культуры, и подчас затрудняешься определить, кто же он в первую очередь — писатель, мастер художественного образа или ученый, философ, историк, критик, литературовед. Его работы о Жанне д Арк, Рабле, многочисленные предисловия к книгам писателей XVIII столетия поражают глубиной критической мысли и обстоятельностью знаний.

Анатоль Франс поистине вдохновенно любил свой Париж. «...Древний и глубокочтимый Париж с его шпилями, башнями, все это моя жизнь, это я сам; и я был бы ничем без всех этих вещей, что отражаются во мне тысячью оттенков моей мысли, животворят меня и вдохновляют», — говорил он о себе устами своего героя Сильвестра Бопара.

Парижу и Франции принадлежало сердце писателя, Франции должно было принадлежать и его имя. Лиатоль Тибо избирает себе псевдоним — «Франс», так зовется его родина (Кгапсе).

В собрании новелл Анатоля Франса есть маленький рассказ о Кронксбиле, уличном продавце. Кренкебиль ждал четырнадцать су, которые должна была вынести из дому покупательница, взявшая у него три луковицы. Четырнадцать су — сумма ничтожная, но для Кренкебиля... На беду явился полицейский, на беду на улице оказалось много экипажей, движение застопорилось, всем мешала тележка Кренкебиля. Крики, шум. Кренкебиль упорно не хотел уходить. Он должен был получить свои четырнадцать су. Ведь он стар, ему не так-то легко добывать себе пропитание. Полицейскому кажется, что старик оскорбил его бранной кличкой. И вот Кренкебиль арестован. Толпа гогочет. Ей нравятся подобные зрелища. Кренкебиль предстает перед судом. Все совершается по букве закона: штраф и Двухнедельное пребывание в тюрьме. Совсем немного. Но никто уже не хочет покупать у человека, побывавшего в тюрьме. Все ниже и ниже опускается Кренкебиль и сам не может понять, что с ним стряслось, почему он пьет, — ведь никогда раньше он не пил, почему таким мрачным кажется ему теперь этот мир, раньше казавшийся сносным. И вот пришла нищета, беспросветная нищета... Стояла зима. Старика прогнали из каморки, и ночевал он теперь под тележками в сарае. Дожди шли непрерывные, недели три подряд, сточные канавы переполнились, и сарай был почти весь затоплен...

Кому придет в голову мысль заглянуть в полузатопленный осенними дождями сарай, где ночует нищий старик? Мало ли на свете бездомных бродяг! Но есть, оказывается, беспокойные люди, которые не могут равнодушно пройти мимо несчастий человеческих. Это писатели. «Они великодушны. У них всеобъемлющее сердце. Они сочувствуют всем страданиям. Они трудятся, чтобы их смягчить». Это творческое кредо Апатоля Франса.

Писатель прожил долгую жизнь. Из восьмидесяти лет шестьдесят пять посвящены литературному труду.

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: