НИКОЛАЙ ГУМИЛЕВ: МОДЕЛЬ МИРА Исследовательская работа 3

ЭКЗАМЕН Реферат  Та, чей дух – крылатый метеор,   Та, чей мир в святом непостоянстве,   Чье названье – Муза Дальних Странствий...  …Целый день на мостике готов,  Как влюбленный, грезить о пространстве;   В шуме волн он слышит сладкий зов,   Уверенья Музы Дальних Странствий.  В. М. Жирмунский считал, что, обращаясь к изображению «экзотических стран», Гумилев тем самым компенсирует бедность «эмоционального и музыкального содержания» («…он редко говорит о переживаниях интимных и личных…он избегает лирики любви и лирики природы, слишком индивидуальных признаний и слишком тяжелого самоуглубления. Для выражения своего настроения он создает объективный мир зрительных образов, напряженных и ярких, он вводит в свои стихи повествовательный элемент и придает им характер полуэпический – балладную форму… Муза Гумилева – муза дальних странствий»22). На мой взгляд, слово «экзотика», применяемое по отношению к творчеству Гумилева, приобрело статус штампа, за которым в действительности скрывается душевный поиск. Происходит уничижение роли стихотворных путешествий поэта. «Неведомые страны»23 носят скорее психологический характер, чем географический:  Может быть, тот лес – душа твоя,  Может быть, тот лес – любовь моя,  Или, может быть, когда умрем,  Мы в тот лес отправимся вдвоем. («Лес») 1.3 Тема не войны, но битвы Вот голос томительно звонок… Зовет меня голос войны… Н. С. Гумилев  Тема войны является едва ли не самой сложной в творчестве Николая Гумилева, она же, с моей точки зрения, едва ли не самая неправильно истолкованная. Как правило, критики рассматривают ее, базируясь на аполитичности поэта. При этом в расчет берется война 14-го года, а не ВОЙНА как таковая. Война для Гумилева никогда не была лишь частью холодной истории. Война скорее способ самоопределения, путь к самопознанию, борьбы с самим собой, нежели политический процесс. «…Гумилев был далек от понимания социальной подоплеки империалистической бойни, развязанной капиталистическими государствами с целью раздела мира. Народные неисчислимые страдания, которыми оплачивалась война, чуждая национальным интересам, не были ему ни близки, ни внятны… Сама война, с ее непохожестью на будничное течение мирной жизни, была для него опять-таки своеобразной "экзотикой "»24, - писал А. И. Павловский. На мой взгляд, аргументы критика не отражают суть мировосприятия поэта, собственно о войне 1914-го Гумилев никогда и не писал… В его стихотворениях отсутствуют исторические указатели, конкретизирующие события. Однако можно согласиться с Ю. Зобниным, утверждавшим, что «стихи военного цикла – это и документ эпохи, поскольку мы всегда смотрим на свое историческое прошлое сквозь призму художественного, эпистолярного, научного наследия»25.  Словно молоты громовые   Или воды гневных морей,   Золотое сердце России   Мерно бьется в груди моей.  И так сладко рядить Победу,  Словно девушку в жемчуга,   Проходя по дымному следу  Отступающего врага. («Наступление»)  Событие мирового масштаба растворяется в мироощущении поэта, теряет прямую связь с историей, превращается в порыв, чувство, неотъемлемую часть собственного мироздания. Ю. Зобнин писал: «Поэзия Гумилева <…> являет нам сложную, многогранную и многоцветную картину видения мира, новую эстетическую реальность, воссозданную художником зорким, правдивым и ярким»26.  «…взгляд на войну в стихотворениях Гумилева с самого начала особый, глубоко лирический и потому независимый от идеологических шаблонов»27.  Примечательно, что тема войны не ограничивается циклом 1914-1918 гг. Эта тема многолика, по сути, она никогда не покидает творчество Гумилева. Только вне цикла еще более ярко выражено стремление не столько к жестокой схватке, сколько к преодолению, к борьбе.  Древних ратей воин отсталый,  К этой жизни затая вражду,  Сумасшедших сводов Валгаллы,  Славных битв и пиров я жду. («Ольга»)  Мне кажется, Р. Плетнев в своей работе «Н. С. Гумилев (1886-1921): с открытым забралом» выразил самую суть военной темы поэта, а точнее, его «военного» мировосприятия: «Труден путь, но героизм и в бою и в жизни есть спасение духа, самой чести и достоинства жизни. Герой и поэт Черногории хорошо это выразил: только «героизм является царем над злом всех форм», только он – отпор сатанизму. Да и что может мерить, весить и оценивать жалкую в своей мимолетности жизнь человека, мгновение в безмерности пространства и бездонности времени? – Один героизм может мерить и весить бытие, ибо он духовен

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: