НИКОЛАЙ ГУМИЛЕВ: МОДЕЛЬ МИРА Исследовательская работа 7

ЭКЗАМЕН Реферат  О тебе, моя Африка, шепотом  В небесах поют серафимы, - («Вступление», «Шатер», 7) То, по-своему, дико торжественным:  Здравствуй, Красное Море, акулья уха,  Негритянская ванна, песчаный котел.  На твоих берегах вместо влажного мха  Известняк, как чудовищный кактус расцвел. («Красное Море», «Шатер», 9)  Таково в особенности прославление Сахары с его фантастическим окончанием:  И, быть может, немного осталось веков,  Как на мир наш, зеленый и старый,  Жадно ринутся хищные стаи песков  Из пылающей юной Сахары.  Средиземное Море засыпят они,  И Париж, и Москву, и Афины,  И мы будем в небесные верить огни,  На верблюдах своих бедуины.  И когда, наконец, корабли марсиан  У земного окажутся шара,  То увидят сплошной золотой океан,  И дадут ему имя Сахара. («Сахара», «Шатер», 15-18)  Прямо противоположная другая сторона этой книги, простая и душевная, обрисовывается, например, таким заключением яркого и простого описания Египта:  Если аист какой-нибудь близко  Поселился на поле твоем,  Напиши по-английски записку  И ему привяжи под крылом.  И весной на листе эвкалипта,  Если аист вернется назад,  Ты получишь привет из Египта  От веселых феллашских ребят. («Египет», «Шатер», 11-14)  Иногда – широкою кистью сделанные описания, иногда – небольшие эпические поэмы, иногда – жанровые картины с проскальзывающей бодрой и простодушной струйкой»14.  Г. П. Струве считал, что сборник «Шатер» был недооценен критиками: «Андрей Левинсон, например, видел в них только их географическую романтику, своего рода стихотворный путеводитель по Африке»15. Здесь с яркими зарисовками тесно переплетаются лирические переживания. Наравне с благоухающей, переливающейся красками жизнью появляется мотив смерти, рокового предназначения, звучащий резонансом в сравнении со столь блестящим окружением: Тридцать лет я по лесу блуждаю, Не боюсь ни людей, ни огня, Ни богов… но что знаю, то знаю: Есть один, кто сильнее меня. Это слон в неизведанных чащах, Он, как я одинок и велик И вонзает во всех проходящих Пожелтевший изломанный клык. Я мечтаю о нем беспрестанно, Я всегда его вижу во сне, Потому что мне духи тумана Рассказали об этом слоне. С ним борьба для меня бесполезна, Сердце знает, что буду убит… («Замбези»)

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: