Расцвет гражданской лирики и поэзии А. С. Пушкин

В создании политической поэзии А. С. Пушкин не был одинок. Вместе с ним и вслед за ним выступает большая группа поэтов, создающих гражданскую лирику, исполненную вольнолюбивых тираноборческих идей и настроений.

Примыкая к наиболее умеренной группе декабристов, Федор Николаевич Глинка (1786—1880) не шел далеко и в поэзии. Однако мотивы любви к родине и свободе, мотивы гражданской доблести и долга отчетливо звучали в его произведениях. В послании «К Пушкину» (1820) Глинка не побоялся публично обратиться со словами ободрения к поэту, которого постигла правительственная кара; в ответном послании «Ф. Глинке» (1822) Пушкин тепло благодарил поэта — «великодушного гражданина».

Реже выступал в печати другой участник освободительного движения, член «Союза благоденствия» Владимир Федосеевич Раевский (1795—1872), подобно Глинке и многим декабристам получивший политическую закалку в горниле Отечественной войны 1812 г. Обвиненный в революционной агитации среди солдат, Раевский был арестован и заключен в Гираспольскую крепость еще в 1822 г., что дало историкам литературы основание назвать его «первым декабристом». В крепости Раевский создал свои политически наиболее острые и взволнованные стихотворения: «К друзьям в Кишинев» (1822) и «Певец в темнице» (1822). Получившие распространение в списках, они вошли в потаенный фонд декабристской литературы.

Несколько раньше — и на этот раз в печати — появилось произведение, которое стало одним из важнейших поэтических документов декабристов. Это была сатира К. Ф. Рылеева «К временщику» (1820) — смелое выступление против всесильного А. А. Аракчеева. С 1821 г. начинают печататься в журналах рылеевские думы, в которых поэт рисовал образы исторических героев, вспоминая уроки истории с целью гражданского воспитания своих современников.

Вслед за Пушкиным и поэтами-декабристами выступают поэты, не входившие в революционные организации, но в той или иной мере близкие к передовому общественному движению. Ряд вольнолюбивых стихотворений создает в эти годы П. А. Вяземский, осознавший узость «арзамасского» круга литературных интересов. Наиболее высокого подъема его политический пафос достигает в стихотворении «Негодование» (1820). Из этого цикла в печати появилось «Послание к М. Т. Каченовскому» (1820), в котором Вяземский заклеймил одного из политических и литературных охранителей.

В 1822 г. было напечатано стихотворение начинающего поэта студента Н. М. Языкова под заглавием «К брату». Используя жанр дружеского послания, Языков тепло говорит о дружбе, которая за> жгла в его душе «к свободе вечный огонь», и выражает «декабристское намерение», обратившись к истории, воспеть «святые битвы за свободу», что он вскоре и осуществил.

Таким образом, круг поэтов, образовавших литературное течение революционного романтизма, становится весьма широким. Литература предшествующих десятилетий, литература сентиментализма отошла от общественной тематики, уделив основное внимание узко понятой личной жизни человека. Это соответствовало эстетике Н. М. Карамзина. Попытки В. А. Жуковского и К. Н. Батюшкова выйти за пределы этой тематики не изменили общей направленности их романтизма. Но с возникновением революционного движения так продолжаться не могло. Художественное творчество как одно из могущественнейших средств идеологического воздействия необходимо было поставить на службу неотложным общественно-политическим задачам. Необходимо было обогатить литературу гражданским, политическим содержанием. Необходимо было завоевать для поэта принадлежащее ему по праву место в общественной борьбе. Необходимо было придать художественной литературе большое общественное значение. Все это нужно было для того, чтобы подготовить борцов за передовые общественно-политические идеалы, способных в «роковое время» выполнить свой гражданский долг.

Новые идейно-художественные задачи, вставшие перед литературой, не могли быть решены старыми средствами. Возникла потребность в новых жанрово-стилистических формах. Ни «безделки», которыми эпигоны сентиментализма заполняли тогдашние журналы, ни малые формы раннего романтизма, ни различные виды «легкой поэзии» не отвечали новым потребностям передовой литературы. Необходимы стали «высокие» жанры. Нужно было разработать новые виды гражданской лирики, отличные от отвлеченно-условной оды классицизма. Коренного изменения требовала баллада, какой она утвердилась в школе Жуковского. Встал вопрос о новых формах эпической поэзии, переживавшей явный кризис. Перестает удовлетворять обновленный В. А. Озеровым жанр трагедии, и в драматургии начинаются поиски романтических тем. Возникает идея «сценической поэмы» (А. С. Грибоедов).

Революционно-патриотический подъем, овладевший дворянскими революционерами, благоприятствовал широкому развитию в их поэзии лирических жанров, в которых находили непосредственное выражение их стремления и надежды. Любовь к Отечеству была одним из самых популярных мотивов литературы, возникшей в эпоху Отечественной войны 1812 г. Однако разные общественные группы различно понимали и обосновывали идею патриотизма. В реакционном лагере любовь к Отечеству трактовалась как приверженность к старым, «исконным» основам общественно-политического уклада, мировоззрения, нравов. «Патриотизм» реакционного дворянства и его идеологов выражался в защите отживающего и умирающего. Этому лжепатриотизму противостоял подлинный патриотизм поэтов-декабристов. Их лирика полна чувства пламенной любви к родине. В. К. Кюхельбекер имел право сказать о себе, что он «пламенел к отчизне чистою любовью». Раевский писал, что он размышлял о судьбах отчизны, «дыша к земле родной любовью».

Но у декабристов любовь к родине не была отвлеченным эмоциональным переживанием или абстрактным поэтическим мотивом. Патриотическое чувство ответственности за судьбу родной страны рождало у них страстное желание видеть родину свободной и готовность отдать свою жизнь делу ее освобождения. В стихотворении «Тень Рылеева» (1827) Кюхельбекер с полным правом вложил в уста казненного поэта-декабриста такие слова:

  • Блажен и славен мой удел:
  • Свободу русскому народу
  • Могучим гласом я воспел,
  • Воспел и умер за свободу!

Теме политической свободы поэты-декабристы посвящали наиболее значительные произведения своей лирики. В уставе «Союза благоденствия» первым естественным законом общественного объединения людей признавалось «соблюдение блага общего». Эту идею почти в тех же выражениях мы встречаем в поэзии декабристов. Неотъемлемым свойством героя-гражданина Рылеев считает «любовь к общественному благу», не раз повторяя и варьируя это выражение в своих стихах.

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: